Arms
 
развернуть
 
308000, г. Белгород, Гражданский просп., д. 49
Тел.: (4722) 33-32-17, 32-67-85, 27-44-96
oblsud.blg@sudrf.ru
308000, г. Белгород, Гражданский просп., д. 49Тел.: (4722) 33-32-17, 32-67-85, 27-44-96oblsud.blg@sudrf.ru


ПОРЯДОК ПРИЕМА ГРАЖДАН


Режим работы суда

понедельник
8.30 - 17.30
вторник
8.30 - 17.30
среда
8.30 - 17.30
четверг
8.30 - 17.30
пятница
8.30 - 16.15

перерыв
13.00 -13.45
Суббота, воскресенье - выходные дни

Прием граждан ведется в Приемной суда в течение рабочего времени

 

 

ДОКУМЕНТЫ СУДА
2015/ Обзор практики судебной коллегии по гражданским делам в 1 квартале 2015 года

УТВЕРЖДЕН

президиумом

Белгородского областного суда

07 мая 2015 года

Обзор

практики судебной коллегии по гражданским делам

в первом квартале 2015 года

г. Белгород                                                                                                                                                                                                                                                         14 апреля 2015 г.

1. Вопросы применения и толкования норм материального права.

Штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" следует рассматривать как предусмотренный Законом способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (ст. 307 ГК РФ). Основанием для взыскания штрафа является неудовлетворение законных требований потребителя в добровольном порядке

В г. Старый Оскол произошло дорожно-транспортное происшествие с участием водителя В., управлявшего автомобилем ВАЗ 21124, , водителя Л., управлявшего автомобилем Лада 219000, и водителя Б., управлявшего автомобилем Тайота Королла. В результате транспортные средства повреждены.

Дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения Правил дорожного движения водителем В., гражданская ответственность которого на тот момент была застрахована ОАО «Альфа Страхование», куда обратился потерпевший Б. Страховая выплата до настоящего времени страховщиком не произведена.

Б. инициировал судебное разбирательство, предъявив иск к ОАО «Альфа Страхование», в котором просил взыскать страховое возмещение - 56494 руб., 3100 руб. за услуги оценщика, 2500 руб. за составление искового заявления, компенсацию морального вреда 10000 руб., штраф в размере 50 % от присужденной суммы.

Решением суда исковые требования удовлетворены в части. С ОАО «Альфа Страхование» в пользу истца взысканы страховое возмещение 60026 руб., расходы на оплату юридических услуг 2500 руб., компенсация морального вреда 2000 руб., штраф в сумме 31013, в доход бюджета взыскана государственная пошлина в размере 2200,78 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судом апелляционной инстанции решение отменено в части.

Удовлетворяя заявленные требования, суд, правильно применив положения ст. ст. 15, 929, 931, 935, 1064 Гражданского кодекса Российской ФедерацииФедерального Закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации N 263 от 07.05.2003 г., пришел к обоснованному выводу о необходимости взыскания с ответчика страхового возмещения.

Такие выводы суда первой инстанции судебная коллегия считает правильными, поскольку они сделаны судом при верной оценке обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, размера ущерба.

Между тем, согласно п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Удовлетворяя требования Б. о взыскании штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", суд первой инстанции исходил из того, что страховая компания в добровольном порядке не исполнила обязанности по выплате страхового возмещения, допустив нарушение прав истца как потребителя.

Однако с таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, поскольку в адрес страховой компании не поступало заявление о страховой выплате с приложенными документами

Материалы дела не содержат сведений о надлежащем извещении страховщика о наступлении страхового случая.

Из разъяснений, содержащихся в п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" следует, что суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Данным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации разрешен вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями п. 6 ст. 13 указанного Закона, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со ст. 330 ГК РФ должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

Исходя из смысла указанных разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" следует рассматривать как предусмотренный

Законом способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (ст. 307 ГК РФ).

Исходя из положений приведенных правовых норм и разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", основанием для взыскания штрафа является неудовлетворение законных требований потребителя в добровольном порядке.

Истцом не представлено доказательств надлежащего обращения в страховую компанию с заявлением о страховой выплате либо претензией и фактически истец лишил страховую компанию возможности произвести доплату страхового возмещения без обращения в судебные органы.

На основании изложенного, оснований для взыскания штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", а также компенсации морального вреда, связанной с нарушением прав истца как потребителя, у суда первой инстанции не имелось, решение суда первой инстанции в этой части подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе во взыскании штрафа, компенсации морального вреда и как следствие изменения путем снижения размера взысканной в доход местного бюджета с ответчика государственной пошлины пропорционально удовлетворенной части требований до 2000,78 руб.

Применение меры ответственности в виде штрафа поставлено в зависимость от того, было или не было исполнено законное требование потребителя в добровольном порядке

Между ОАО «АльфаСтрахование» и П., являющимся собственником автомобиля, заключен договор имущественного страхования указанного транспортного средства по страховому риску «Каско полное (ущерб, хищение)». Размер страховой суммы определен 2 400 000 руб.

В период срока действия данного договора страхования произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого указанный автомобиль получил повреждения. ОАО «АльфаСтрахование» признало данное событие страховым случаем и выплатило П. страховое возмещение в размере 48 295 руб.

Согласно отчету стоимость восстановительного ремонта автомобиля без учета износа определена 153709 руб.

П. инициировал дело предъявлением иска, в котором просил взыскать с ОАО «АльфаСтрахование» в его пользу страховое возмещение в размере 105414 руб., расходы по оплате услуг оценщика – 5000 руб., расходы по оплате услуг представителя - 10 000 руб., штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Решением суда с ОАО «АльфаСтрахование» в пользу П. взысканы недополученное страховое возмещение в размере 105414 руб. 65 коп., штраф –

51207 руб., судебные расходы - 12000 руб., в доход бюджета городского округа «Город Белгород» взыскана госпошлина в размере 3308 руб.

Судом апелляционной инстанции решение отменено в части по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 309, 310, 927, 929 ГК Российской Федерации, п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», пришел к выводу о наличии оснований для возложения на ОАО «АльфаСтрахование» обязанности по возмещению истцу недополученного страхового возмещения и выплате штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований истца.

С выводом суда в части взыскания штрафа судебная коллегия не согласилась ввиду неправильного применения норм материального права, что в силу п. 4 ч.1 ст.330 ГПК Российской Федерации является основанием для отмены в части судебного постановления в апелляционном порядке.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Исходя из анализа вышеуказанных норм материального права и правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, применение меры ответственности в виде штрафа поставлено в зависимость от того, было или не было исполнено законное требование потребителя в добровольном порядке.

Как следует из материалов дела, ОАО «АльфаСтрахование» выплатило П. в добровольном порядке страховое возмещение в размере 48 295 руб.

Учитывая, что доказательств, свидетельствующих об обращении истца в ОАО «АльфаСтрахование» с требованием о выплате ему недоплаченного страхового возмещения материалы дела не содержат, оснований для взыскания с ОАО «АльфаСтрахование» предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя, не имеется.

В связи с изложенным, решение суда в части взыскания с ОАО «АльфаСтрахование» в пользу истца штрафа отменено.

Одним из обязательных условий возникновения права на прямое возмещение убытков является повреждение транспортного средства в результате столкновения двух транспортных средств

Р., управлявшая автомобилем ВАЗ-2110, (автогражданская ответственность застрахована в ОАО «АльфаСтрахование»), нарушила пункт 13.9 Правил дорожного движения, не предоставила преимущество в движении автомобилю ВАЗ 211540, под управлением собственника С. (автогражданская ответственность застрахована в ЗАСО «ЭРГО Русь»), в результате чего последний выехал на обочину с последующим опрокидыванием транспортного средства.

В результате дорожно-транспортного происшествия автомобиль ВАЗ 211540 получил повреждения.

Постановлением должностного лица от 09.08.2014 г. Р. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.13 КоАП РФ.

12.08.2014 г. С. в порядке прямого возмещения убытков обратился в ЗАСО «ЭРГО Русь» с заявлением о страховой выплате. Телеграммой от 22.08.2014 г. пригласил на осмотр поврежденного транспортного средства 01.09.2014 г. страховщика, от участия в котором последний уклонился.

Согласно экспертному заключению ООО «Воланд» стоимость восстановительного ремонта автомобиля ВАЗ 211540 с учетом износа составила 124630 руб. 30 коп.

Претензия С. в адрес страховщика от 29.09.2014 г. оставлена без удовлетворения.

Дело инициировано С. путем обращения с иском в суд, в котором он просил взыскать с ЗАСО «ЭРГО Русь» страховое возмещение в сумме 120000 руб., расходы по оценке – 7000 руб., компенсацию морального вреда – 4000 руб., расходы по оплате услуг представителя – 11000 руб., расходы по оплате телеграммы – 125 руб. 15 коп., за оформление нотариальной доверенности – 700 руб., штраф.

В судебном заседании представитель истца требования поддержал.

Решением суда постановлено взыскать с ЗАСО «ЭРГО Русь» в пользу С. страховое возмещение – 120000 руб., компенсацию морального вреда – 2000 руб., расходы по оплате услуг нотариуса – 700 руб., услуг телеграфа – 125 руб. 15 коп., расходы по оценке – 7000 руб., расходы по оплате услуг представителя – 10000 руб., штраф – 61000 руб., в доход бюджета уплатить государственную пошлину – 3940 руб. В остальной части иск отклонен.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Разрешая спор, суд руководствовался статьями 931, 1064 ГК РФ, Федеральным законом от 25.04.2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Федеральным законом от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», Законом РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» и исходил из доказанности страхового случая, доказанности размера ущерба, отсутствия предусмотренных законом оснований для отказа в удовлетворении иска.

Выводы суда в части права истца на получение страхового возмещения в порядке прямого возмещения убытков основаны на неправильном толковании закона.

Пунктом 1 статьи 6 Федерального закона от 25.04.2002 г. № 40-ФЗ установлено, что объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации.

Как указано в пункте 2 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 г. № 263, при осуществлении обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств страховщик обязуется за обусловленную договором обязательного страхования плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного настоящими Правилами события (страхового случая) осуществить страховую выплату потерпевшему (третьему лицу) в целях возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Страховым случаем признается наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату (п. 7 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств).

Согласно пункту 3 статьи 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064). При этом под взаимодействием источников повышенной опасности понимается не только столкновение транспортных средств, но и иные виды взаимодействия.

Абзацем первым пункта 1 статьи 1064 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По смыслу приведенных выше норм права, для возложения на лицо имущественной ответственности за причиненный вред необходимы наличие таких обстоятельств, как наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда и его вина, а также причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными последствиями.

Вина причинителя вреда является общим условием ответственности за причинение вреда. При этом вина причинителя вреда презюмируется, поскольку он освобождается от возмещения вреда только тогда, когда докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Каких-либо иных условий для наступления ответственности причинителя вреда (например, наличие факта непосредственного контакта источников повышенной опасности, принадлежащих виновному и потерпевшему лицу) закон не содержит. Нет таких условий и в Федеральном законе от 25.04.2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Таким образом вывод в решении суда о наличии страхового случая является правильным.

Вместе с тем, порядок и условия осуществления страховой выплаты урегулированы Федеральным законом от 25.04.2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В соответствии со статьей 1 упомянутого Закона прямое возмещение убытков - возмещение вреда имуществу потерпевшего, осуществляемое в соответствии с настоящим Федеральным законом страховщиком, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего - владельца транспортного средства.

Согласно пункту 1 статьи 14.1. Федеральным законом от 25.04.2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств:

а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» настоящего пункта;

б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Таким образом законодатель прямо предусмотрел одним из обязательных условий возникновения права на прямое возмещение убытков - повреждение транспортного средства в результате столкновения двух транспортных средств.

Поскольку принадлежащее истцу транспортное средство было повреждено при отсутствии непосредственного контакта (столкновения автомобилей), его право на получение страхового возмещения может быть реализовано только путем обращения к Страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность причинителя вреда.

Юридически значимыми обстоятельствами по требованиям к Российскому Союзу Автостраховщиков о получении компенсационной выплаты являются: факт причинения ущерба, наличие договора страхования, отсутствие у страховщика лицензии, объем обязательства и факт его неисполнения ответчиком

Ш., управляя автомобилем ВАЗ-2108, нарушил п. 8.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и совершил столкновение с автомобилем Mitsubishi Lanser, под управлением О.В результате ДТП автомобили повреждены.Гражданская ответственность причинителя вреда на момент ДТП застрахована была в ЗАО «Русские страховые традиции», у которой отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности.

Согласно отчету ООО «Воланд» стоимость восстановительного ремонта автомобиля Mitsubishi Lanser с учетом износа составила 192739 руб.

В связи с отзывом у ЗАО «Русские страховые традиции» лицензии на осуществление страховой деятельности, О. обратился в Российский Союз Автостраховщиков с заявлением о получении компенсационной выплаты.

О. инициировал дело предъявлением иска, в котором, с учетом увеличения требований, просил взыскать в его пользу с Российского Союза Автостраховщиков компенсационную выплату в размере 120000 руб., неустойку за несвоевременное исполнение обязательств в размере 36960 руб., компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб., штраф в размере 50% от присужденной суммы, расходы по оплате услуг представителя 9300 руб., а с Шапаренко А.В. разницу между лимитом страховой ответственности и ущербом, в размере 72739 руб., расходы по оплате услуг представителя 5700 руб., расходы по оплате госпошлины 2382, 17 руб.

Решением суда иск признан обоснованным в части.С Российского Союза Автостраховщиков в пользу О. взысканы компенсационная выплата в размере 120000 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 9300 руб., а всего 129300 руб.

С Российского Союза Автостраховщиков в доход бюджета муниципального района «Алексеевский р-н и г. Алексеевка» взыскана госпошлина в размере 3600 руб.

С Ш. в пользу О. взысканы в возмещение ущерба, причиненного в результате ДТП, 72739 руб., расходы по оплате госпошлины в сумме 2382 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 5700 руб., а всего 80821, 17 руб.

В удовлетворении остальной части иска О. отказано.

Апелляционным определением решение суда отменено в части по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции, установив фактические обстоятельства дела, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, руководствуясь ст. ст. 15, 929, 931 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 18, 19 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пришел к выводу о наличии оснований для возложения на Российский Союз Автостраховщиков обязанности по осуществлению в пользу О. компенсационной выплаты в размере 120000 руб.,

в связи с отзывом у ЗАО «Русские страховые традиции» лицензии на осуществление страховой деятельности, а с Ш. разницы между компенсационной выплатой и размером ущерба в размере 72739 руб.

С выводами суда в части взыскания с Российского Союза Автостраховщиков компенсационной выплаты и, соответственно, судебных расходов нельзя согласиться ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушения норм материального права, что в силу п.п. 3,4 ч.1 ст.330 ГПК Российской Федерации является основанием для отмены в части судебного постановления в апелляционном порядке.

В соответствии с п. 1 ст. 18 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» Российский Союз Автостраховщиков, как профессиональное объединение страховщиков, по требованию потерпевшего уполномочен осуществлять компенсационную выплату в счет возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего, если страховая выплата по обязательному страхованию не может быть осуществлена вследствие отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности; применения к страховщику процедуры банкротства.

Согласно ст. 19 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» к отношениям между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков по поводу компенсационных выплат по аналогии применяются правила, установленные законодательством Российской Федерации для отношений между выгодоприобретателем и страховщиком по договору обязательного страхования.

Таким образом, объединение страховщиков обязано возместить потерпевшему ущерб, причиненный действиями лица, чья гражданская ответственность была застрахована в компании, у которой отозвана лицензия.

Юридически значимыми обстоятельствами по данному делу являлись: факт причинения ущерба, наличие договора страхования, отсутствие у страховщика лицензии, объем обязательства и факт его неисполнения ответчиком.

Как усматривается из представленных ответчиком в суд апелляционной инстанции документов, решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.10.2014 г. удовлетворен иск ООО «ТД Русмаркет» к Российскому Союзу Автостраховщиков о взыскании компенсационной выплате в размере 120000 руб., в связи с дорожно-транспортным происшествием имевшим место 14.09.2011 г. с участием автомобиля Mitsubishi Lanser, принадлежащего О. Право требования страхового возмещения за вред, возникший вследствие ДТП, произошедшего 14.09.2011 г., перешло к истцу по арбитражному спору - ООО «ТД Русмаркет» - по договору уступки права требования, заключенному О. и ООО «ТД Русмаркет» 01.02.2013 г.. Данное решение Арбитражного суда г. Москвы исполнено Российским Союзом Автостраховщиков, что подтверждается платежным поручением от 12.11.2014 г.

Таким образом, ответчиком Российским Союзом Автостраховщиков представлены доказательства, подтверждающие исполнение им обязательства перед другим кредитором, к которому перешло право требования по страховому случаю, имевшему место 14.09.2011 г., в связи с повреждением принадлежащего истцу автомобиля Mitsubishi Lanser.

С учетом изложенного, у истца не имелось права требования к Российскому Союзу Автостраховщиков, ввиду исполнения последним своего обязательства по данному страховому случаю.

Залог обеспечивает требования залогодержателя в том объеме, какой они имеют к моменту их удовлетворения за счет заложенного имущества, если иное не предусмотрено договором

02.10.2007 г. между ОАО «Белгородская ипотечная корпорация» и К. заключен договор купли-продажи земельного участка № **** площадью 1509 кв.м. для индивидуального жилищного строительства. Участок передан покупателю, переход права собственности зарегистрирован 27.12.2007 г. В обеспечение обязательств земельный участок с момента его передачи К. находится в залоге у истца.

При заключении договора К. оплатила часть стоимости земельного участка и затрат на подведение инженерных коммуникаций. На оплату оставшейся части стоимости земельного участка 286 800 руб. договором предусмотрена отсрочка, по истечении срока которой, долг по оплате части стоимости земельного участка прощается при соблюдении покупателем особых условий договора по строительству, вводу в эксплуатацию и регистрации в установленном законом порядке права собственности на жилой дом в течение пяти лет со дня государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок.

Договором предусмотрено право покупателя на досрочную оплату оставшейся части стоимости земельного участка.

Дело инициировано иском К., сославшейся на исполнение ею обязательств по оплате стоимости земельного участка в полном объеме, и на отказ со стороны ответчика в снятии обременения в виде ипотеки, просившей прекратить ипотеку в силу закона земельного участка; погасить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации ограничения (обременения) права в виде ипотеки в силу закона в отношении указанного участка.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не в полной мере выполнены обязательства по договору (по оплате оставшейся стоимости затрат на подведение инженерных коммуникаций), в связи с чем нет оснований для прекращения залога.

С данными выводами судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.

В силу ст.ст. 309,310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.

В соответствии с условиями договора продавец обязался передать в собственность покупателя земельный участок по указанному адресу из состава земель поселений для индивидуального жилищного строительства, а покупатель обязался принять этот участок и уплатить за него цену, предусмотренную договором. Проданный земельный участок, до его полной оплаты, считается находящимся в залоге у ответчика.

По условиям договора стоимость земельного участка определена в 301800 руб., из которых 15 000 рублей, как следует из пояснений сторон и представленной квитанции К. оплатила в пятидневный срок со дня подписания договора. На оплату оставшейся суммы 286800 рублей предоставлена рассрочка платежа на срок 8 лет, то есть до 02.10.2015 года (п.2.4 договора).

Согласно п. 2.4 Договора на оплату оставшейся части стоимости участка в сумме 286 000 покупателю предоставляется отсрочка платежа сроком на восемь лет. Покупатель имеет право на досрочную оплату оставшейся части стоимости земельного участка.

11.12.2012 года К. произвела оплату оставшейся части стоимости земельного участка в размере 286 800 рублей, что подтверждено, квитанцией.

В силу ст. 337 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание предмета залога и связанных с обращением взыскания на предмет залога и его реализацией расходов.

В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" ипотека обеспечивает уплату залогодержателю основной суммы долга по кредитному договору или иному обеспеченному ипотекой обязательству полностью либо в части, предусмотренной договором об ипотеке.

Исходя из положений вышеприведенных норм права залог обеспечивает требования залогодержателя в том объеме, какой они имеют к моменту их удовлетворения за счет заложенного имущества, если иное не предусмотрено договором. Поскольку договором купли-продажи земельного участка между истицей и ответчиком было предусмотрено, что участок находится в залоге до момента оплаты цены участка без оговорки об уплате расходов на подведение коммуникаций, судебная коллегия приходит к выводу об удовлетворении требование истицы о прекращении залога по договору купли-продажи участка, т.к. обязательства, обеспеченные ипотекой участка, были исполнены, и в силу подпункта 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ ипотека прекратилась.

В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

З. обратилась в суд с иском к К., Г. о прекращении права собственности путем выплаты денежной компенсации за принадлежащие им доли в праве собственности, указав, что она является собственником 22/100 доли в праве собственности на жилой дом г. Белгороде, с учетом незначительности долей ответчиков - 8/100 доли, 12/100 доли, и невозможности их реального выдела, просила признать за ней право собственности на указанные доли.

Решением Свердловского районного суда г.Белгорода в удовлетворении исковых требований отказано.

Решение отменено в апелляционном порядке по следующим основаниям.

Согласно п.1 ст.252 ГК РФ имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества (п.2 ст.252 ГК РФ). При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности (п.3 ст.252 ГК РФ).

Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия.

В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (п.4 ст. 252 ГК РФ). С получением компенсации в соответствии с настоящей статьей собственник утрачивает право на долю в общем имуществе (п.5 ст.252 ГК РФ).

Из содержания приведенных положений закона следует, что участникам долевой собственности принадлежит право путем достижения соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них

произвести между собой раздел общего имущества или выдел доли, а в случае недостижения такого соглашения - обратиться в суд за разрешением возникшего спора.

З. как участник долевой собственности, реализуя данное право, обратилась с иском к сособственникам К., Г., поскольку действие положений п.4 ст. 252 ГК РФ распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности.

Закрепляя в п.4 ст.252 ГК РФ возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

В соответствии с п.2 ст.288 ГК РФ жилые помещения предназначены для проживания граждан.

З. проживает в спорном жилом доме вместе с дочерью Т., которая также имеет 8/100 доли в праве собственности на жилой дом. Ответчики в данном жилом помещении не проживают, имеют другое жилое помещение, не несут бремя его содержания, а потому судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии у них существенного интереса в пользовании данным имуществом более десяти лет.

Согласно заключению эксперта от 27 февраля 2015 года реальный раздел жилого дома в соответствии с идеальными долями, принадлежащими ответчикам, не представляется возможным. Следовательно, защита нарушенных прав и законных интересов собственника значительной доли в праве на имущество З. возможна в силу п.2 ст.252 ГК РФ путем принудительной выплаты участникам долевой собственности: К.и Г. денежной компенсации за их доли с утратой ими права на долю в общем имуществе.

Размер денежной компенсации за 8/100 и 12/100 доли в праве собственности на жилой дом составляет с учетом результатов экспертной оценки спорного имущества 73934 руб.48 коп. и 110901 руб.72 коп. соответственно.

С учетом изложенного вынесенное по настоящему делу судебное постановление судебная коллегия признала подлежащим отмене.

Требование оправданного по делу частного обвинения о взыскании компенсации морального вреда могут быть удовлетворены лишь при условии установления факта противоправности действий частного обвинителя, а именно, в случае, если заявление о привлечении к уголовной ответственности не имело под собой никаких оснований, а обращение в суд в частном порядке было направлено исключительно на причинение вреда другому лицу (злоупотребление правом)

В. частным обвинителем С. обвинялась в нанесении побоев, причинивших ему физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

В рамках указанного уголовного дела В. обратилась со встречным заявлением по обвинению С. в нанесении побоев, не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ. Приговором мирового судьи Яковлевского района С. и В. оправданы.

С. (далее-истец) обратился в суд и, ссылаясь на необоснованное привлечение к уголовной ответственности частным обвинителем В. (далее-ответчик) просил взыскать с последней компенсацию морального вреда в размере 55 000 рублей. Указал, что в результате разбирательства дела, его беспокоила бессонница, повышенная утомляемость, чрезмерное беспокойство.

Решением суда требования удовлетворены частично. В пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 10 000 рублей. На В. возложена обязанность оплатить государственную пошлину в размере 200 рублей, от которой был освобожден С. при подаче иска.

Решение отменено в апелляционном порядке.

В силу ч. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.10.2011 г. N 22-П, следует, что специфика правовой природы дел частного обвинения, уголовное преследование по которым осуществляется частным обвинителем, ограничивает применение к ним положений главы 18 УПК Российской Федерации. Вынесение мировым судьей оправдательного приговора в отношении подсудимого по такому делу не порождает обязанность государства возместить причиненный ему вред (если он не был причинен иными незаконными действиями или решениями судьи), поскольку причинителем вреда в данном случае является частный обвинитель, выдвинувший необоснованное обвинение.

Ввиду того, что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 136 УПК РФ).

В соответствии со ст. 45 (части 1 и 2) Конституции РФ государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Так в соответствии со ст. 22 УПК РФ потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения - выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Таким образом, возможность частного обвинения в совершении преступления предусмотрена законом, и выбор потерпевшим указанного способа защиты прав сам по себе не является противоправным.

В соответствии с нормами права и позицией Конституционного Суда РФ требование оправданного по делу частного обвинения о взыскании компенсации морального вреда могут быть удовлетворены лишь при условии установления факта противоправности действий частного обвинителя, а именно, в случае, если заявление о привлечении к уголовной ответственности не имело под собой никаких оснований, а обращение в суд в частном порядке было направлено исключительно на причинение вреда другому лицу (злоупотребление правом).

По смыслу абз. 3 ст. 1100 ГК РФ основанием компенсации морального вреда независимо от вины причинителя допускается, когда вред причинен гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

В рассматриваемом споре, уголовное преследование истца осуществлялось частным обвинителем, поэтому при определении оснований для компенсации морального вреда, необходимо руководствоваться положениями ст. 1064 ГК РФ, а также ст. 151 ГК РФ.

Удовлетворяя требования в части, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии злоупотребления правом со стороны частного обвинителя В. и о том, что обращение с заявлением частного обвинения в отношении С. было вызвано исключительно намерением причинить вред последнему, не имело под собой оснований и не могло быть продиктовано намерением защитить свои права и охраняемые законом интересы.

С данными выводами не согласилась судебная коллегия, ввиду недоказанности указанных обстоятельств и их противоречия фактическим обстоятельствам дела.

Как усматривается из материалов уголовного дела, на почве неприязненных отношений между сторонами произошел конфликт.

Приговором суда установлен факт причинения В. телесных повреждений С. в виде царапин на лице и шее. В действиях В. суд усмотрел признаки состава преступления, предусмотренного чт. 116 ч. 1 УК РФ, однако в силу малозначительности не представляющего общественной опасности, признал В. невиновной в совершении преступления и оправдал на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

Также в рамках уголовного дела, установлен факт причинения В. со стороны С. телесных повреждений в виде кровоподтеков в области левого плеча и левого локтевого сустава. Однако суд посчитал, что данные действия совершены С. в состоянии необходимой обороны и оправдал последнего на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, в связи с недоказанностью виновности в инкриминируемом деянии.

Таким образом, приговором суда установлено, что в результате произошедшего конфликта и потасовки, обе стороны имели повреждения.

В данном случае, при наличии у ответчика кровоподтеков, судебная коллегия признала ошибочным вывод суда о том, что, обращаясь в суд с заявлением частного обвинения, последняя преследовала исключительную цель причинить вред истцу.

Каких-либо достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих о противоправных действиях частного обвинителя В., истцом не представлено и таких обстоятельств из материалов дела не усматривается.

Таким образом, вывод суда о наличии достаточных правовых оснований для удовлетворения исковых требований истца противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Подавая заявление частного обвинения, ответчик тем самым реализовала конституционное право на государственную защиту своих прав. Злоупотребления своим правом, либо иной недобросовестности с ее стороны не установлено.

Из этого следует, что обращение к мировому судье с заявлением о привлечении лиц к уголовной ответственности в порядке частного обвинения само по себе не может быть признано незаконным лишь на том основании, что в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не нашло своего подтверждения. В противном случае ставилось бы под сомнение конституционное право каждого на судебную защиту, выступающее, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, гарантией всех других прав и свобод человека и гражданина, в том числе права на защиту своей чести и доброго имени, гарантированного статьей 23 Конституции Российской Федерации.

Само по себе выявление ряда недостатков при визуальном обследовании жилого помещения не может являться достаточным основанием для вывода о его непригодности для проживания

22 декабря 2006 года межведомственной комиссией по рассмотрению вопросов о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, созданной на основании постановления Главы администрации Яковлевского района от 27 сентября 2006 года, произведено обследование многоквартирного дома по адресу: Яковлевский район, п. Яковлево, ул. Южная, д. 1 (далее – многоквартирный дом). По результатам обследования дома межведомственной комиссией сделано заключение о том, что устранение дефектов конструктивных элементов многоквартирного дома технически невозможно и экономически нецелесообразно.

В этот же день межведомственной комиссией составлено заключение, которым упомянутый многоквартирный дом признан не соответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению, непригодным для постоянного проживания, аварийным и подлежащим сносу с предварительным отселением жителей.

28 декабря 2006 года Постановлением Главы местного самоуправления Яковлевского района утверждено вышеприведенное заключение межведомственной комиссии, а многоквартирный дом признан аварийным и подлежащим сносу с предварительным расселением жителей дома.

Дело инициировано собственниками трех жилых помещений многоквартирного дома), которые просили:

- признать незаконными действия администрации Яковлевского района о признании многоквартирного дома непригодным для проживания,

- признать незаконным и отменить акт межведомственной комиссии от 22 декабря 2006 года,

- признать незаконными и отменить в части Постановление Главы местного самоуправления Яковлевского района Белгородской области №690 от 28 декабря 2006 года и заключение о признании многоквартирного дома непригодным для проживания от 22 декабря 2006 года.

Решением суда в удовлетворении заявления отказано.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Обращаясь в суд, заявители сослались на незаконность действий администрации Яковлевского района по признанию многоквартирного дома, в котором они проживают, аварийным и подлежащим сносу.

С учетом существа заявленных требований и положений ст. 249 ГПК РФ именно упомянутая администрация обязана доказать законность оспариваемых заявителями действий. Указанные особенности формы судопроизводства при принятии заявления к производству суда не учитывались, а положения вышеупомянутой статьи Гражданского процессуального кодекса РФ лицам, участвующим в деле, в определении о принятии заявления к производству суда не разъяснялись.

Как следует из оспариваемого акта обследования многоквартирного дома, межведомственная комиссия сделала вывод о несоответствии многоквартирного дома необходимым требованиям на основе обследования технического состояния конструктивных элементов дома. В акте отражены выявленные недостатки каждого из конструктивных элементов многоквартирного дома с указанием процента его износа, при этом в каждом случае сделаны выводы о нецелесообразности ремонта.

Судебная коллегия отмечает, что в силу ст. 15 ЖК РФ, жилое помещение может быть признано непригодным для проживания по основаниям и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации.

Во исполнение указанных положений Жилищного кодекса РФ Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года № 47 утверждено Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (далее – Положение).

Из содержания п. 42 указанного Положения следует, что при принятии решения о признании жилого помещения непригодным для проживания комиссия обязана провести оценку соответствия помещения требованиям, установленным разделом II Положения.

Согласно пункту 43 этого же Положения при оценке соответствия находящегося в эксплуатации помещения установленным в Положении требованиям проверяется его фактическое состояние. При этом проводится оценка степени и категории технического состояния строительных конструкций и жилого дома в целом, степени его огнестойкости, условий обеспечения эвакуации проживающих граждан в случае пожара, санитарно-эпидемиологических требований и гигиенических нормативов, содержания потенциально опасных для человека химических и биологических веществ, качества атмосферного воздуха, уровня радиационного фона и физических факторов источников шума, вибрации, наличия электромагнитных полей, параметров микроклимата помещения, а также месторасположения жилого помещения.

Кроме того, в силу п. 44 Положения, процедура проведения оценки соответствия помещения установленным в Положении требованиям включает ряд обязательных этапов среди которых:

- определение перечня дополнительных документов (заключения (акты) соответствующих органов государственного надзора (контроля), заключение проектно-изыскательской организации по результатам обследования элементов ограждающих и несущих конструкций жилого помещения), необходимых для принятия решения о признании жилого помещения соответствующим (не соответствующим) установленным в настоящем Положении требованиям;

- определение состава привлекаемых экспертов проектно-изыскательских организаций исходя из причин, по которым жилое помещение может быть признано нежилым, либо для оценки возможности признания пригодным для проживания реконструированного ранее нежилого помещения.

Указанное подразумевает, что выводы комиссии о непригодности многоквартирного дома для проживания должны быть основаны на детальном натурном обследовании спорного помещения с использованием специализированного оборудования и проведением необходимых замеров, фиксации полученных результатов, их оценке лицами, обладающими специальными познаниями в области строительства и реконструкции помещения, сопоставлении полученных результатов с требованиями СНиП и иных норм и правил, регламентирующих состояние жилых помещений, а также совершению иных действий, позволяющих сделать обоснованный вывод о соответствии или несоответствии обследуемого жилого помещения требованиям, установленным в вышеупомянутом Положении.

С учетом изложенного, само по себе выявление ряда недостатков при визуальном обследовании жилого помещения не может являться достаточным основанием для вывода о его непригодности для проживания.

Такая правовая позиция отражена и в Обзоре судебной практики по делам, связанным с обеспечением жилищных прав граждан в случае признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 29 апреля 2014 года.

Положение содержит типовые формы заключения о признании жилого помещения пригодным (непригодным) для постоянного проживания и акта обследования помещения. Образец акта предусматривает необходимость приложения к нему результатов инструментального контроля; результатов лабораторных испытаний; результатов исследований; заключения экспертов проектно-изыскательских и специализированных организаций, а также других материалов по решению межведомственной комиссии. Помимо этого типовая форма упомянутого акта предусматривает и обязательную оценку результатов проведенного инструментального контроля и других видов контроля и исследований.

Пункты 48 и 49 Положения предусматривает необходимость по окончании работы межведомственной комиссией составления заключения и акта в соответствии с типовыми формами (Приложение №1 и 2 к Положению).

Оспариваемые акт обследования и заключение не содержат вышеупомянутых данных, равно как и иных сведений о документах, содержащих информацию о ходе обследования многоквартирного дома, применяемых инструментах, произведенных измерениях и исследованиях, полученных заключениях экспертов и специалистов.

К обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора по иску к работнику о возмещении вреда, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, относятся, в том числе, отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности. Недоказанность одного из указанных обстоятельств исключает материальную ответственность работника.

А. с 01.11.2010 г. работала по трудовому договору в магазине ИП М. в должности продавца-консультанта, с 16.03.2011 г. - управляющей этим магазином, являлась материально-ответственным лицом. 05.04.2011 г. с нею заключен договор о полной коллективной материальной ответственности. 23.12.2013 г. А. уволена по собственному желанию.

21.12.2013 г. в магазине была обнаружена вторая тетрадь долгов работников магазина. Сумма взятых в долг товаров по тетрадям составила 258919 руб. 80 коп. При проведении 02.-03.02.2014 г. инвентаризации выявлена недостача товарно-материальных ценностей на сумму 976528 руб. 50 коп.

ИП М. просила взыскать с А. на основании п. п. 1, 3 ч. 1 ст. 243 ТК РФ причиненный материальный ущерб в полном размере - 89130 руб. на основании договора о полной материальной ответственности и умышленного причинения материального ущерба.

Решением суда с А. в пользу ИП М. в возмещение материального ущерба взыскано 87440 руб., судебные расходы в сумме 2823 руб. 20 коп., а всего 90263 руб. 20 коп.

Решение отменено в апелляционном порядке.

На основании ст. 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами.

В ст. 243 ТК РФ перечислены случаи полной материальной ответственности, в том числе: когда в соответствии с ТК РФ или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей (п. 1 ч. 1); умышленного причинения ущерба (п. 3 ч. 1).

Применительно к настоящему спору, исходя из приведенных выше норм, ст. 56 ГПК РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» (п.4), к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, относятся, в том числе, отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Недоказанность одного из указанных обстоятельств исключает материальную ответственность работника.

Статьей 247 ТК РФ определено, что до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения.

В соответствии с п. 1.4 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина Российской Федерации от 13.06.1995 г. № 49 (в редакции от 08.11.2010 г.), выявление фактического наличия имущества и сопоставление его с данными бухгалтерского учета являются основными целями инвентаризации.

Исходя из изложенного недостача, как расхождение между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета, является обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения спора, а ее размер должен подтверждаться не любыми, а предусмотренными законом средствами доказывания, что судом не учтено.

Постановлением Госкомстата Российской Федерации от 18.08.1998 г. № 88 (ред. от 03.05.2000 г.) «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации» предусмотрено, что акт инвентаризации наличных денежных средств применяется для отражения результатов инвентаризации фактического наличия денежных средств, разных ценностей и документов (наличных денег, марок, чеков (чековых книжек) и других), находящихся в кассе организации.

Инвентаризация наличных денежных средств, разных ценностей и документов проводится комиссией, которая проверяет достоверность данных бухгалтерского учета и фактического наличия денежных средств, разных ценностей и документов, находящихся в кассе, путем полного пересчета. Результаты инвентаризации оформляются актом.

При этом, определить товароматериальные ценности, которые передавались ответчице, их количество по данным учета и фактически находящиеся в наличии, с выведением остатков, из которых возможно было определить сумму недостачи, а также наличие оснований для привлечения работника к материальной ответственности не преставилось возможным.

Наличие спора о местоположении межевой границы между земельными участками сторон исключает применение положений ст. 28 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости"

Ж. принадлежит земельный участок, площадью 3156 кв.м земель поселений (для строительства складов), с кадастровым номером **** на основании договора купли-продажи земельного участка (купчая) от 2006 года. Данный земельный участок поставлен на кадастровый учет 09.07.2002 года в местной системе координат.

Другой смежный по отношению к участку Ж. земельный участок, площадью 1358 кв.м, с кадастровым номером ****, принадлежит в равных долях С. и А. Границы данного участка установлены в системе координат СК-31.

Дело инициировано иском Ж., который просил суд признать факт наличия кадастровой ошибки, допущенной при проведении кадастрового учета смежных земельных участков, обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Белгородской области исключить из реестра сведения о кадастровом учете границ земельных участков; обязать А. и С. освободить незаконно занятую часть земельного участка, прекратить ведение строительных и земляных работ на площади 563 кв.м и площади 59 кв.м по внешней границе земельных участков и не чинить препятствия в пользовании земельным участком в этой части.

Белгородский районный суд признал факт кадастровой ошибки, допущенной при проведении кадастрового учета смежных земельных участков. Постановлено исключить из реестра сведения о кадастровом учете установленных на местности границ указанных двух земельных участков. Остальные исковые требования отклонены.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Границы земельного участка истца на местности не определены, их местоположение не установлено, что подтверждается заключением экспертизы ООО «ГеоГрафика».

Земельные участки с образованы в 2009 году из исходного земельного участка с кадастровым номером ****, границы образованных участков определены в результате межевания в системе координат СК-31 (согласно кадастровым выпискам).

Заключением экспертизы ООО «ГеоГрафика» установлено, что границы земельного участка истца при проведении межевания не выносились на местность, а по координатам межевых знаков, содержащимся в сведениях ГКН, восстановить границы данного земельного участка невозможно. Этим же заключением подтверждается, что топографическая съемка местности 1998 года, представленная истцом в подтверждение границ его земельного участка, не подтверждает фактическое местоположение участка, заявленное по делу.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 28 указанного Федерального закона, под кадастровой ошибкой в сведениях понимается воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости.

В данном случае имеет место спор о местоположении межевых границ между участками сторон, что установлено судом первой инстанции и подтверждается объяснениями сторон по делу, заключением вышеназванной экспертизы, имеющимися в деле фотографиями.

Наличие спора о местоположении межевой границы исключает применение положений ст. 28 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости". Данный спор должен разрешаться путем установления местоположения межевой границы.

На территории санитарно-защитной зоны не допускается размещение объектов для постоянного проживания людей

К. и Д. на праве общей долевой собственности (по 1\2 доле каждому) принадлежит земельный участок площадью 1200 кв. м. из земель населенных пунктов для ведения личного подсобного хозяйства.

Заявители получили отказ управления архитектуры и градостроительства администрации Яковлевского района в выдаче разрешения на строительство по тому основанию, что принадлежащий им земельный участок расположен в зоне озеленения специального назначения Р-4, цель выделения зоны – сохранение и развитие зеленых насаждений на территории водоохранных, санитарно-защитных зон, охраны источников питьевого водоснабжения. В основные виды разрешенного использования не входит строительство жилого дома.

Данный отказ К. и Д. оспорили в Яковлевском районном суде.

Решением суда уведомление об отказе в выдаче разрешения на строительство выданное управлением архитектуры и градостроительства администрации МР «Яковлевский район» отменено. Суд обязал управление архитектуры и градостроительства администрации МР «Яковлевский район» выдать заявителям разрешение на строительство жилого дома на принадлежащем им земельном участке.

Решение отменено в апелляционном прядке.

Земельный участок истцов расположен в зоне специального озеленения Р-4, которая согласно статье 55 Правил землепользования и застройки предназначена для обеспечения правовых условий функционирования и развития объектов и предприятий, связанных с селекцией и воспроизводством садовых и огородных культур, лекарственных растений и благоустройства санитарно-защитных зон в соответствии с действующими нормативами, а также научных и рекреационных целях.

Земельный участок, принадлежащий истцам, находится в хоне Р-4. Представленное истцами заключение кадастрового инженера составлено без учета зонирования, в связи с чем оснований считать его подтверждающим нахождение земельного участка истцов в иной территориальной зоне, не имеется.

В силу ст. 30 Градостроительного кодекса РФ Правилами землепользования и застройки установлены границы территориальных зон и утверждены градостроительные регламенты, установлены виды разрешенного использования в отношении земельных участков и объектов капитального строительства, расположенных в пределах соответствующих территориальных зон, предельные параметры разрешенного строительства объектов и ограничения использования земельных участков и объектов капитального строительства.

Градостроительный кодекс Российской Федерации определяет градостроительное зонирование, как зонирование территорий муниципальных образований в целях определения территориальных зон и установления градостроительных регламентов, которые включаются в правила землепользования и застройки и определяют правовой режим земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе их застройки и последующей эксплуатации объектов капитального строительства. В данных регламентах указываются виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства, расположенных в пределах соответствующей территориальной зоны.

Из содержания Правил землепользования и застройки Быковского сельского поселения, утвержденных решением земского собрания Быковского сельского поселения от 17 мая 2011 года, следует, что на территории санитарно-защитной зоны (земельный участок истцов входит в данную зону) не допускается размещение объектов для постоянного проживания людей.

Разрешенным видом использования принадлежащего истцам земельного участка (основным) является ведение личного подсобного хозяйства.

В соответствии со ст. 4 ФЗ от 07.07.2003 N 112-ФЗ (ред. от 21.06.2011) "О личном подсобном хозяйстве", приусадебный земельный участок используется для производства сельскохозяйственной продукции, а также для возведения жилого дома, производственных, бытовых и иных зданий, строений, сооружений с соблюдением градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил и нормативов.

Таким образом, возведение истцами жилого дома на принадлежащем им земельном участке противоречит градостроительным регламентам.

При таком положении оснований к признанию незаконным отказа в выдаче разрешения на строительство, как и к возложению на ответчика обязанности выдать такое разрешение, не имеется. По делу принято новое решение, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Если сделка по отчуждению квартиры совершена между взаимозависимыми лицами, то это исключает право покупателя на получение имущественного налогового вычета

Решением Старооскольского городского суда Белгородской области отменено решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенное заместителем руководителя МРИ ФНС России №4 по Белгородской области, в части отказа Ш. в предоставлении имущественного налогового вычета, установленного п.п.3 п.1 ст.220 НК Российской Федерации, в связи с приобретением ½ доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу**** Признано право Ш. на налоговый вычет за 2013 год в связи с приобретением ½ доли квартиры.

Такие выводы не основаны на законе.

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что при определении размера налоговой базы налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета в сумме фактически произведенных налогоплательщиком расходов на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них.

Правовое содержание имущественного налогового вычета заключается в предоставлении физическим лицам налоговой льготы при установленных налоговым законодательством условиях.

Целевая направленность данной льготной меры обуславливает наличие правовых механизмов налогового контроля правомерности получения физическим лицом имущественного налогового вычета.

Федеральным законом от 18 июля 2011 года N 227-ФЗ внесены изменения в Налоговый кодекс Российской Федерации, а именно в подпункт 2 пункта 1 статьи 220, вступившие в силу с 1 января 2012 года. Так, имущественный налоговый вычет не предоставляется в случаях, если сделка купли-продажи жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми в соответствии со статьей 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц, указанные в настоящем пункте лица признаются взаимозависимыми для целей налогообложения. При этом в силу подпункта 11 пункта 2 статьи 105.1 Кодекса взаимозависимыми лицами признаются, в частности, физическое лицо, его супруг (супруга), родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры, опекун (попечитель) и подопечный.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 23 ноября 2013 года на основании договора купли-продажи Ш.. приобрел у своего сына –Е. 1/2 долю в праве на вышеназванную квартиру за 1250000 рублей.

Решением Межрайонной ИФНС России N 4 по Белгородской области, оставленным без изменения решением заместителя руководителя УФНС по Белгородской области, по результатам проверки представленных документов Ш. отказано как в привлечении ее к ответственности за совершение налогового правонарушения, так и предоставлении имущественного налогового вычета в размере 103025,02 руб. ввиду того, что сделка купли-продажи совершена между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми.

Установив, что до заключения договора Ш. располагала достаточными денежными средствами для приобретения доли в праве на квартиру суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, указал, что обстоятельств свидетельствующих о недобросовестности заявителя в материалах дела не имеется, сделка между заявителем и ее сыном носила реальный характер, взаимозависимость продавца и покупателя по данной сделке не нашли своего подтверждения, экономический результат сделки достигнут – приобретенная ½ доля в праве на квартиру зарегистрирована за заявителем.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции.

Право плательщиков налога на доходы физических лиц на получение имущественного налогового вычета при совершении сделок купли-продажи жилого дома, квартиры, комнаты или долей в них закреплено федеральным законодателем в статье 220 Налогового кодекса Российской Федерации в целях стимулирования граждан к улучшению их жилищных условий. Смысл имущественного налогового вычета состоит в предоставлении физическим лицам налоговой льготы при строительстве либо приобретении на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры, комнаты или долей в них.

Освобождение от уплаты налога по своей природе льгота, которая является исключением из вытекающих из Конституции Российской Федерации (статьи 19 и 57) принципов всеобщности и равенства налогообложения, в силу которых каждый обязан платить законно установленный налог с соответствующего объекта налогообложения. Льготы всегда носят адресный характер, и их установление относится к исключительной прерогативе законодателя. Именно законодатель вправе определять (сужать или расширять) круг лиц, на которые распространяются налоговые льготы.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 26.01.2010 N 153-О-О, от 17.06.2010 N 904-О-О, от 25.11.2010 N 1557-О-О, с учетом целевой направленности налоговых норм, само по себе установление в них исключений из правил предоставления имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц не свидетельствует о нарушении конституционных прав и свобод.

Ранее действовавшая редакция статьи 20 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривала, что взаимозависимыми признаются лица, если они находятся в отношении родства, которое следовало определять в соответствии с терминами семейного законодательства.

С 1 января 2012 года законодатель с учетом условий, содержащихся в пункте 1 статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации, конкретно определил перечень родственников, которые считаются взаимозависимыми и соответственно, при покупке жилья у которых нельзя использовать налоговый вычет. В силу подпункта 11 пункта 2 статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации взаимозависимыми признаются, в частности, физическое лицо, его супруг (супруга), родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры, опекун (попечитель) и подопечный.

При этом действующим законодательством не предусмотрена необходимость установления экономической обоснованности в соответствии с подпунктом 1 статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации при совершении сделки между матерью и сыном, являющимися взаимозависимыми в силу закона.

Как видно из содержания пунктов 6 и 7 данной статьи перечень взаимозависимых лиц не является исчерпывающим и при наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации организации и физические лица, являющиеся сторонами сделки, вправе самостоятельно признать себя для целей налогообложения взаимозависимыми по основаниям, не предусмотренным пунктом 2 данной статьи. Суд также может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 2 данной статьи, если отношения между этими лицами обладают признаками, указанными в пункте 1 данной статьи. В этих случаях следует устанавливать, как родственные отношения повлияли на экономический результат заключенной сделки.

Иное толкование содержания статьи 105.1 Налогового кодекса Российской Федерации лишало бы смысла само выделение законодателем определенной категории лиц, указанных в пункте 2 данной статьи, признанных взаимозависимыми.

Такая мера принудительного воздействия на должника, как временное ограничение конституционного права гражданина на свободный выезд из Российской Федерации, является санкцией за неправомерное уклонение должника от исполнения обязательств перед взыскателем и направлена на исполнение им требований исполнительного документа

Постановлением Управления Пенсионного фонда в г. Белгороде от **** октября 2014 года о взыскании страховых взносов, пеней и штрафов за счет имущества плательщика страховых взносов – организации (индивидуального предпринимателя) определено произвести взыскание страховых взносов, пеней и штрафов за счет имущества Г., зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, в размере неуплаченных сумм на общую сумму 33296,79 руб., из которых: 32479,2 руб. - недоимка по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование на страховую часть трудовой пенсии, начисленных на нее пеней – 103,05 руб., 714,54 руб.; в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования всего 3271,37, в том числе 3185,46 руб., начисленных на нее пеней 85,91 руб.

На основании данного постановления судебным приставом-исполнителем РОСП №2 г. Белгорода 17 октября 2014 года возбуждено исполнительное производство №47243/14/31010-ИП в отношении должника Г., предмет исполнения – страховые взносы в размере 36568,16 руб.

До настоящего времени постановление Управления Пенсионного фонда в г. Белгороде от 2 октября 2014 года не исполнено.

Управление Пенсионного фонда в г. Белгороде обратилось в суд об установлении временного ограничения права Г. на выезд из Российской Федерации до исполнения им обязательств в рамках исполнительного производства №47243/14/31010-ИП от 17 октября 2014 года.

Решением суда в удовлетворении заявления Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Белгороде к Г. об установлении временного ограничения на выезд из Российской Федерации до исполнения обязательств по исполнительному производству отказано.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Отказывая в удовлетворении заявления Управления Пенсионного фонда суд первой инстанции указал, что заявителем не представлено доказательств, свидетельствующих о принятии достаточных мер ко взысканию с должника задолженности в рамках исполнительного производства. По мнению суда, ограничение выезда гражданина из Российской Федерации является крайней мерой, которая может быть применена при невозможности взыскания долга другими способами, представленными законом.

Выводы суда не соответствуют положениям действующего законодательства, с ними не может согласиться судебная коллегия.

Согласно п. 2 ст. 27 Конституции РФ гарантируется право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Вместе с тем в силу п. 3 ст. 55 Конституции указанное право может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 15.08.1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" гражданин Российской Федерации не может быть ограничен в праве на выезд из Российской Федерации иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Федеральным законом.

В соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона от 15.08.1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, до исполнения обязательств либо до достижения согласия сторонами.

Согласно ч. 1, 4 ст. 67 Федерального закона РФ N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" при неисполнении должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает десять тысяч рублей, или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации. Если исполнительный документ не является судебным актом и выдан не на основании судебного акта, то взыскатель или судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд с заявлением об установлении для должника временного ограничения на выезд из Российской Федерации.

Таким образом, законодатель предусмотрел специальную норму, на основании которой должник может быть ограничен в праве выезда за пределы Российской Федерации. В судебном порядке временное ограничение выезда из Российской Федерации устанавливается в случае возбуждения исполнительного производства по исполнительным документам, которые не являются судебным актом или выданы не на основании судебного акта.

Вместе с тем ограничение права должника на выезд из Российской Федерации как мера ограничительного характера может быть применена лишь при определенных условиях, а именно при условии неисполнения им без уважительных причин требований исполнительного документа. Наряду с этим, суду надлежит устанавливать соразмерность требований, содержащихся в исполнительном документе, временному ограничению выезда из Российской Федерации, что предусмотрено п. 5 ст. 4 Закона об исполнительном производстве.

Г. не представил доказательств уважительности причин неисполнения им требований исполнительного документа в суды первой и апелляционной инстанции. Судебную корреспонденцию, направляемую в его адрес судом первой и апелляционной инстанций, должник не получает, что свидетельствует о принятии им решения о необязательном участии в судебных заседаниях, о необязательном исполнении обязательств по исполнительному производству, о возбуждении которого он был надлежаще извещен.

В связи с изложенным, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии у должника уважительных причин неисполнения требований исполнительного документа.

При разрешении вопроса о соразмерности требований, содержащихся в исполнительном документе, временному ограничению выезда из Российской Федерации, следует руководствоваться положениями ст. 67 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которым временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации возможно только в том случае, если сумма задолженности по исполнительному документу превышает 10000 рублей.

Поскольку сумма взыскиваемых страховых взносов превышает установленные законом 10000 рублей, и составляет 36568,16 руб., судебная коллегия приходит к выводу о соразмерности требований, содержащихся в исполнительном документе, временному ограничению выезда должника из Российской Федерации.

Следует отметить, такая мера принудительного воздействия на должника как временное ограничение конституционного права гражданина на свободный выезд из Российской Федерации является санкцией за неправомерное уклонение должника от исполнения обязательств перед взыскателем и направлена на исполнение им требований исполнительного документа.

Применение указанной меры законодатель не ставит в зависимость от того, были ли до этого судебным приставом-исполнителем приняты иные достаточные меры ко взысканию с должника задолженности, такие как установление его места работы, наличие имущества, подлежащего взысканию, выход по его месту жительства, что ошибочно указано в решении суда.

2. Вопросы норм процессуального права.

В случае, если соглашение сторон об установлении договорной подсудности не оспорено и не признано недействительным, то исковое заявление подлежит принятию в соответствии с этим соглашением и соглашению не может даваться правовая оценка на стадии принятия иска к производству суда

ОАО «Россельхозбанк» инициировало судебное разбирательство предъявлением иска, в котором, ссылаясь на неисполнение заемщиком ООО «АПК «Белгород-Агро» взятых на себя обязательств, просило взыскать с поручителей солидарно задолженность по кредитному договору, а также расходы по оплате госпошлины.

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода исковое заявление возвращено истцу в связи с нарушением правил подсудности.

ОАО «Россельхозбанк» инициировало судебное разбирательство предъявлением иска, в котором, ссылаясь на неисполнение заемщиком ООО «АПК «Белгород-Агро» взятых на себя обязательств, просило взыскать с поручителей солидарно задолженность по кредитному договору, а также расходы по оплате госпошлины.

Определением судьи исковое заявление возвращено истцу в связи с нарушением правил подсудности.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Согласно ст.28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Возможность изменения территориальной подсудности для дела до принятия его судом к своему производству сторонами по соглашению между собой предусмотрена ст. 32 ГПК РФ.

Подсудность, установленная ст. 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Возвращая исковое заявление, суд первой инстанции сослался на то, что условие о договорной подсудности, указанное в договорах поручительства от 02.06.2011, заключенных между ОАО «Россельхозбанк» и М., а также В. явно обременительно для заемщика и противоречит ст.32 ГПК РФ, а также п.2 ст.428 ГК РФ и в их правом единстве.

С данными выводами судебная коллегия не согласилась.

Судом при разрешении вопроса о возможности принятия искового заявления ОАО «Россельхозбанк» к производству обстоятельства, указанные в ст. 26, 27 и 30 ГПК РФ и препятствующие изменению территориальной подсудности спора сторонами, не установлены.

Как предусмотрено п.4.5 договоров поручительства физического лица, при недостижении сторонами согласия по договору любой спор в отношении существования, действительности, исполнения или прекращения договора подлежит передаче в суд по месту нахождения Белгородского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк».

Данный пункт договоров с достаточной определенностью указывает на изменение территориальной подсудности рассмотрения исковых заявлений по спорам между сторонами договора.

Условие о подсудности споров, содержащееся в данном пункте договоров поручительства недействительным не признано, в исковом заявлении не оспаривается, каких-либо требований относительного него не заявлено, следовательно, является обязательным как для сторон договора, так и для суда.

В случае, если соглашение сторон об установлении договорной территориальной подсудности не оспорено и не признано недействительным, то исковое заявление подлежит принятию в соответствии с этим соглашением и соглашению не может даваться правовая оценка на стадии принятия иска к производству суда (аб.8-15 п.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ от 22 мая 2013 года).

Таким образом, ОАО «Россельхозбанк» фактически было лишено права на равный и свободный доступ к правосудию и защиту нарушенных прав, а также права на определение подсудности спора.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что определение судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода года о возврате искового заявления ОАО "Россельхозбанк" нельзя признать законным и обоснованным, поскольку исковое заявление подано в соответствии с определенной сторонами договора подсудностью, которая определена соглашением сторон при заключении договоров поручительства о рассмотрении в суде по месту нахождения Белгородского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк», которое относится к юрисдикции Октябрьского районного суда г. Белгорода.

В случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц

Межрегиональная общественная организация по защите прав потребителей «БЛОК-ПОСТ» в интересах О. и по его просьбе обратилась в районный суд с исковым заявлением к открытому акционерному обществу «Уральский банк реконструкции и развития» в лице операционного офиса «Белгородский» о признании кредитного договора недействительным в части, взыскании комиссии за подключение к пакету банковских услуг, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа.

Определением судьи исковое заявление возвращено по основаниям пункта 4 части 1 ст. 135 ГПК РФ.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Согласно пункту 4 части 1 ст. 135 ГПК РФ, судья возвращает исковое заявление в случае, если исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Исковое заявление Межрегиональной общественной организации по защите прав потребителей «БЛОК-ПОСТ» в интересах О. подписано представителем указанной общественной организации Б., к исковому заявлению приложена копия доверенности, выданной общественной организацией 01 октября 2013г. сроком на три года Б., которой оговорено его право подписания и подачи иска.

Возвращая исковое заявление по основаниям пункта 4 части 1 ст. 135 ГПК РФ, судья исходил из того, что исковый материал не содержит документов, подтверждающих, что О. уполномочил Межрегиональную общественную организацию по защите прав потребителей «БЛОК-ПОСТ» или её представителя Б., подписавшего исковое заявление, представлять его интересы и совершать действия от его имени в суде.

С такими суждениями и выводами судьи согласиться нельзя, т.к. они противоречат нормам материального и процессуального права.

Частью 1 ст. 46 ГПК РФ предусмотрено, что в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

В соответствии с абз. 8 пункта 2 ст. 45 Закона РФ от 07.02.1992г. «О защите прав потребителей» общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей).

К исковому заявлению приложена копия жалобы О., которой он просит Межрегиональную общественную организацию по защите прав потребителей «БЛОК-ПОСТ» представлять его интересы, нарушенные открытым акционерным обществом «Уральский банк реконструкции и развития», в судах в порядке статьи 45 Закона РФ «О защите прав потребителей» и ст. 46 ГПК РФ.

При таких обстоятельствах Межрегиональная общественная организация по защите прав потребителей «БЛОК-ПОСТ» вправе обратиться в суд с исковым заявлением в интересах О.

Судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду. В случае, если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

К. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) и решений органа государственной власти, в котором просила признать незаконными и необоснованными действия (бездействия) и решения ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации, выразившиеся в несвоевременном рассмотрении поданного в 2012 году заявления о признании ее участником программы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категории граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы по Министерству обороны Российской Федерации, в не представлении ей в установленный законом срок ответа на ее заявление и непризнания ее участником вышеназванной программы; обязать ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации устранить в полном объеме допущенное нарушение ее прав и свобод, признав ее участником программы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категории граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы по Министерству обороны Российской Федерации и обязать предоставить ей государственный жилищный сертификат на состав семьи 2 человека.

Определением судьи заявление об оспаривании действий (бездействия) и решений органа государственной власти возвращено К. с приложенными к нему документами, разъяснено, что она вправе обратиться для защиты нарушенных прав в суд по месту нахождения ответчика (ст. 28 ГПК РФ) в порядке искового производства в г.Санкт-Петербург по мессу нахождения ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Возвращая заявление К., предъявленное в суд в порядке главы 25 ГПК РФ, судья указал в определении, что заявленные требования не могут быть рассмотрены в указанном порядке, поскольку имеется спор о праве на обеспечение жилым помещением; в связи с чем, спор должен рассматриваться в исковом производстве, путем предъявления искового заявления к ответчику с соблюдением правил подсудности с учетом местонахождения ответчика. Вывод суда является ошибочным, противоречит нормам процессуального права.

Действительно, по правилам ч. 3 ст. 247 Гражданского процессуального кодекса РФ в случае, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса. В случае, если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

Из буквального содержания заявления не следует, что К. заявила требования материально-правового характера; по ее мнению, судебной проверки в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации требуют лишь действия заинтересованного лица, выразившиеся в подготовке ответов на ее обращения, а также законность решения ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации об отказе в признании заявителя участником подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категории граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы по Министерству обороны Российской Федерации, для последующего получения указанного жилищного сертификата.

Заинтересованное лицо - ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации – согласно положениям статьи 254 ГПК РФ, относится к лицам, действия и решения которого оспариваются в порядке глав 23, 25 ГПК РФ.

Данное заявление подлежит разрешению в порядке главы 25 ГПК РФ, поскольку требований материально-правового характера К. не заявляет, ссылаясь лишь на незаконность действий ФКГУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» и решения об отказе в признании ее участником подпрограммы.

Право же получить государственный жилищный сертификат, не является самостоятельным материальным правом, на которое могут распространяться статьи 131 и 132 ГПК РФ, регламентирующие правила подачи искового заявления, а является производным от того, будет или нет заявитель признана участником соответствующей подпрограммы.

Таким образом, выводы суда о наличии в заявлении требований, подразумевающих наличие спора о праве, на представленных в дело материалах не основаны.

Заявление подлежало рассмотрению в том порядке, в котором заявлено требование, основания для вывода о наличии спора о праве у суда отсутствовали.

При определении характера спорных правоотношений исходит из заявленных в обращении требований, а не из наименования документа

Определением судьи Вейделевского районного суда Белгородской области на Редкозуба В.С., нарушившего порядок в судебном заседании, возложена обязанность по уплате штрафа в размере 1000 руб., предусмотренная частью 3 статьи 159 ГПК Российской Федерации.

В апелляционной инстанции частная жалоба на указанное определение оставлена без рассмотрения, поскольку обжалование такого рода судебного акта не предусмотрено законом.

В выданном районным судом исполнительном листе имеется ссылка на вступление в силу определения судьи от 24.06.2014 в день его принятия.

Считая указанную в исполнительном листе дату вступления в силу определения судьи неверной, Р. обратился в суд с заявлением, в котором просил принять акт о прекращении исполнения исполнительного листа.

Определением судьи Вейделевского районного суда в принятии заявления отказано.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Отказывая в принятии заявления, судья исходил из того, что в обращении заявителя в суд содержится просьба о прекращении исполнительного производства, мотивированная наличием описки в исполнительном документе, которая не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку названное основание не включено в перечень оснований, при которых возможно прекращение исполнительного производства судом.

Такие выводы не соответствуют требованиям закона.

Из содержания заявления Р. следует, что правовой целью его обращения в суд является принятие акта о прекращении исполнения выданного судом исполнительного документа, который может послужить основанием для прекращения исполнительного производства по решению судебного пристава-исполнителя в порядке, предусмотренном пунктом 1 части 2 статьи 43 Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве». С требованием о прекращении исполнительного производства судом, как посчитал суд, Р. не обращался.

Таким образом, рассмотрению подлежало требование о принятии акта о прекращении исполнения выданного судом исполнительного документа.

Вместе с тем, действующим законодательством не предусмотрено, что в случае указания в исполнительном листе неверной (как считает заявитель) даты вступления в силу определения судьи суд обязан устранить данное нарушение прав должника посредством принятия акта о прекращении исполнения выданного ранее исполнительного документа.

В указанной части заявитель неверно толкует положения Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

К судебным актам, влекущим прекращение исполнения выданного судом исполнительного документа на основании пункта 1 части 2 статьи 43

Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в частности относятся: вступившее в законную силу решение суда об усыновлении, являющееся в силу части 2 статьи 120 СК Российской Федерации безусловным основанием к прекращению выплаты алиментов; состоявшееся судебное решение о признании восстановления трудоспособности или прекращения нуждаемости в помощи получателя алиментов и т.п.

Следовательно, заявленное требование о принятии акта о прекращении исполнения выданного ранее исполнительного документа не подлежит удовлетворению.

Не влияет на приведённые выше выводы суждение апеллянта об обращении в суд не с заявлением, а с ходатайством. Суд при определении характера спорных правоотношений исходит из заявленных в обращении требований, а не из наименования документа.

Иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены в суд по месту исполнения такого договора

В. обратился в Октябрьский районный суд г. Белгорода с исковым заявлением к К. о расторжении договора подряда от 20 августа 2014г., взыскании убытков в размере 119250 руб., указав в исковом заявлении место жительства ответчика: г. Белгород, ул. Есенина.

Определением судьи исковое заявление принято к производству суда.

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья запросил сведения о регистрации ответчика по месту жительства.

По данным отдела адресно-справочной работы УФМС России по Белгородской области ответчик ранее был зарегистрирован по адресу: Белгородская обл., Валуйский р-он, с. Орехово, выбыл 11 марта 2012г. в г. Гатчина, Ленинградской области.

Поставив на обсуждение вопрос о передаче дела по подсудности, руководствуясь статьями 28, 33 ГПК РФ, суд определением передал настоящее дело по подсудности в Гатчинский городской суд Ленинградской области.

Определение отменено в апелляционном порядке.

По общему правилу, установленному статьей 28 ГПК РФ, иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

В соответствии со статьей 20 ГК РФ местом жительства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Согласно статье 2 Закона РФ от 25.06.1993г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (в ред. от 28.12.2013г. № 387-ФЗ) под местом жительства понимается жилой дом, квартира, комната, жилое помещение специализированного жилищного фонда (служебное жилое помещение, жилое помещение в общежитии, жилое помещение маневренного фонда, жилое помещение в доме системы социального обслуживания населения и другие) либо иное жилое помещение, в которых гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и в которых он зарегистрирован по месту жительства.

Исходя из толкования указанных норм права, следует, что предъявление иска осуществляется по месту жительства ответчика, в котором он зарегистрирован по месту жительства.

Передавая дело по подсудности в Гатчинский городской суд Ленинградской области суд исходил из того, что при снятии с регистрационного учёта 11 марта 2012г. К. указал об убытии в г. Гатчина. Вместе с тем, данных о том, что ответчик был зарегистрирован по месту жительства в г. Гатчина после указанной даты в материалах дела нет.

Согласно части 9 ст. 29 ГПК РФ иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены в суд по месту исполнения такого договора.

Из искового заявления и представленного В. договора подряда от 20 августа 2014г. усматривается, что ответчик принял обязательства выполнить комплекс работ по штукатурке внутренних стен индивидуального жилого дома, расположенного в г. Белгород., ул. Дубравная.

Следовательно, непосредственным местом исполнения договора подряда, из которого вытекают исковые требования В., является Западный округ г. Белгорода, на который распространяется юрисдикция Октябрьского районного суда г. Белгорода.

Судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям

П. обратился в суд с иском к ООО «Экспертцентр», Р. о взыскании материального ущерба в размере 32697,49 руб., причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия 01.07.2009, компенсации морального вреда 100000 руб., ссылаясь на неверно определенный размер материального ущерба в отчете ООО «Экспертцентр».

Определением судьи в принятии искового заявления отказано со ссылкой на наличие вступивших в законную силу решений мирового судьи судебного участка № 1 Белгородского района Белгородской области 26.02.2010 по иску П. к ЗАО «Гута-Страхование» и Р. о взыскании недополученного страхового возмещения и компенсации морального вреда, Свердловского районного суда г. Белгорода от 28.04.2010 по иску П. к ООО «Экспертцентр», ЗАО «МАКС» об установлении страхового случая, взыскании страхового возмещения и компенсации морального вреда, Свердловского районного суда г. Белгорода от 12.02.2014 по иску П. к ООО «Экспертцентр» об установлении страхового случая, взыскании материального ущерба, постановленных по спору между теми же сторонами, том же предмете и по тем же основаниям.

Суд посчитал, что доводы П. о неправильном определении стоимости восстановительного ремонта, фальсификации отчета ООО «Экспертцентр» от 06.07.2009, фактически направлены на переоценку и пересмотр ранее установленных судом фактов, что противоречит ст.ст. 13, 61, 209 ГПК Российской Федерации.

Определение отменено в части по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Из представленных материалов следует, что действительно ранее состоявшимися судебными постановлениями разрешены требования П.. к ООО «Экспертцентр» о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, а также требование к Р. о взыскании компенсации морального вреда.

Требования к Р. о взыскании материального ущерба не были предметом рассмотрения споров.

Установление в судебном порядке факта отсутствия гражданства Российской Федерации законом не предусмотрено

П. обратился в Алексеевский районный суд Белгородской области с заявлением об установлении факта того, что он не является гражданином Российской Федерации.

Определением судьи Алексеевского районного суда Белгородской области заявление возвращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ - в связи с неподсудностью его Алексеевскому районному суду Белгородской области.

Определение отменено в апелляционном порядке.

П. просил установить факт отсутствия у него гражданства Российской Федерации. При этом сослался на то, что родился в Азербайджанской ССР, откуда выехал в 1988 году, паспорт гражданина СССР не получал, зарегистрирован по месту жительства в Бельгии.

Согласно ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

В силу ст. 10 Федерального закона от 31.05.2002 N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации", документом, удостоверяющим гражданство Российской Федерации, является паспорт гражданина Российской Федерации или иной основной документ, содержащие указание на гражданство лица. Виды основных документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, определяются федеральным законом.

Основания, условия и порядок приобретения и прекращения гражданства Российской Федерации регламентированы в Федеральном законе от 31.05.2002 N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации".

При принятии заявления судья обязан проверить, подлежит ли рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства данное заявление. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Судья допустил нарушение п. 1 ч. 1 ст. 134 и п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, поскольку названное заявление П.. не подлежит рассмотрению в суде, в связи с чем, необходимо было отказать в его принятии, а не возвращать в связи с неподсудностью.

Граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности

Л. находится на принудительном лечении по постановлению суда в ОГКУЗ «Грайворонская психиатрическая больница».

На обращение от 22.01.2015г. о предоставлении копий медицинской документации, касающейся его здоровья и лечения в ОГКУЗ, Л. получил письменный отказ главного врача больницы от 23.01.2015г. №11-Л, мотивированный Положением об отделении, осуществляющем принудительное лечение, утверждённым приказом Министерства здравоохранения СССР от 21.03.1988 №225.

Не согласившись с названным ответом, Л. обратился в суд в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) о признании незаконными действий главного врача ОГКУЗ «Грайворонская психиатрическая больница», выразившихся в отказе в предоставлении копий медицинской документации.

Определением судьи Грайворонского районного суда Белгородской области от 05.02.2015г. Л. отказано в принятии к производству суда указанного выше заявления со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Определение отменено в апелляционном порядке.

В соответствии с главой 25 ГПК РФ граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации 10.02.2009 №2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» разъяснено, что в таком порядке рассматриваются и разрешаются дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральными законами к компетенции судов общей юрисдикции, в частности об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, которые не являются органами государственной власти и органами местного самоуправления, но наделены властными полномочиями в области государственного управления или распорядительными полномочиями в сфере местного самоуправления и принимают решения, носящие обязательный характер для лиц, в отношении которых они вынесены.

Разрешая вопрос о возможности принятия заявления Л. к производству суда, судья руководствовался положениями пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ и исходил из того, что заявление не подлежит рассмотрению в порядке главы 25 ГПК РФ и в порядке гражданского судопроизводства в целом, поскольку ОГКУЗ «Грайворонская психиатрическая больница» к числу органов государственной власти и органов местного самоуправления не относится, главный врач больницы государственным или муниципальным служащим не является.

Из заявления усматривается, что Л. просит признать незаконными действия главного врача Грайворонской психиатрической больницы по отказу в предоставлении ему копий всей медицинской документации, касающейся его здоровья и лечения в данной больнице.

Согласно статьи 5 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на получение информации о своих правах, а также в доступной для них форме и с учетом их психического состояния информации о характере имеющихся у них психических расстройств и применяемых методах лечения.

В силу статьи 9 указанного Закона для реализации прав и законных интересов лица, страдающего психическим расстройством, по его просьбе либо по просьбе его законного представителя им могут быть предоставлены сведения о состоянии психического здоровья данного лица и об оказанной ему психиатрической помощи.

Согласно ч. 1 ст. 47 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» действия медицинских работников, иных специалистов, работников социального обеспечения и образования, врачебных комиссий, ущемляющие права и законные интересы граждан при оказании им психиатрической помощи, могут быть обжалованы по выбору лица, приносящего жалобу, непосредственно в суд, а также в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) или прокурору.

В силу ч.1 ст. 48 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» такие жалобы рассматриваются судом в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и настоящей статьей.

Как следует из правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда РФ от 17.07.2014г. № 1785-О граждане, полагающие свои права и свободы нарушенными применением к ним процедур госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке или связанными с этими процедурами решениями, действиями (бездействием) должностных лиц, вправе отстаивать свои права и свободы в порядке, установленном разделом VI Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и главой 25 ГПК РФ.

Изменение способа исполнения решения суда может заключаться в замене одного вида исполнения другим или в определенной трансформации первоначального способа исполнения решения суда и допускается только при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение либо свидетельствующих о невозможности исполнить решение суда тем способом, который указан в решении суда

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода от 27.02.2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением от 25.06.2013 г., за С. признано право на обеспечение жилым помещением вне очереди по договору социального найма, в соответствии с нормами предоставления, закрепленными в ч. 3 ст. 2 Закона Белгородской области № 93 от 25.01.2007 г. «Об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа в Белгородской области», с учетом состава семьи на момент предоставления жилого помещения. Обязанность по обеспечению С. жилым помещением в вышеуказанном порядке возложена на администрацию Губкинского городского округа.

20.08.2013 г. постановлением Губкинского районного отдела судебных приставов возбуждено исполнительное производство.

24.10.2013 г. определениями суда отклонены заявления администрации Губкинского городского округа о разъяснении решения суда и приостановлении исполнительного производства.

17.02.2014 г. определением суда оставлено без удовлетворения заявление Седых А.С. об изменении способа исполнения решения суда и взыскании в его пользу 2 043 900 руб.

В этот же день судом удовлетворено заявление администрации Губкинского городского округа и предоставлена отсрочка исполнения решения суда до 01.06.2014 г.

06.06.2014 г. С. обратился в суд с заявлением и просил изменить способ исполнения решения суда, взыскав с администрации Губкинского городского округа 2 043 900 руб.

Определением суда заявление С. признано обоснованным. Изменен способ исполнения решения суда, а с администрации Губкинского городского округа в пользу С. взысканы 1 154 025 руб.

Определение отменено в апелляционном порядке.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1, ч. 1 ст. 333 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность определения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в частной жалобе и возражениях относительно нее.

Статьей 210 ГПК РФ предусмотрено, что решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу.

В силу ст. 434 ГПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления или постановлений иных органов, взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе поставить перед судом, рассмотревшим дело, или перед судом по месту исполнения судебного постановления вопрос об отсрочке или о рассрочке исполнения, об изменении способа и порядка исполнения, а также об индексации присужденных денежных сумм. Такие заявление сторон и представление судебного пристава-исполнителя рассматриваются в порядке, предусмотренном ст. ст. 203 и 208 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 203 ГПК РФ суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя либо исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения суда, изменить способ и порядок его исполнения.

По смыслу ст. ст. 203, 434 ГПК РФ изменение способа исполнения решения суда может заключаться в замене одного вида исполнения другим или в определенной трансформации первоначального способа исполнения решения суда и допускается только при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение либо свидетельствующих о невозможности исполнить решение суда тем способом, который указан в решении суда.

Аналогичная норма содержится в п. 1 ст. 37 Федерального закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Таким образом, данная форма защиты прав взыскателя должна применяться с учетом доказанности им обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта в том виде, в каком оно вынесено судом.

Заявление С. не подлежит удовлетворению, так как законом установлен порядок предоставления жилых помещений лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, кроме того, на момент апелляционного рассмотрения дела решение суда фактически исполнено.

Механизм обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, а также детей, оставшихся без попечения родителей, установлен Федеральным законом от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», Федеральным законом от 29.02.2012 г. № 15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и Законом Белгородской области от 25.01.2007 г. № 93 «Об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа в Белгородской области».

Приведенные законодательные акты устанавливают дополнительные, повышенные меры, направленные на реальное обеспечение жильем лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и его сохранение за указанными лицами.

Законом Белгородской области от 25.01.2007 г. № 93 предусмотрено, что обеспечение жилыми помещениями указанных лиц производится посредством предоставления им жилых помещений, то есть в натуральном виде.

Вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ, в материалы дела не представлено доказательств невозможности исполнения решения суда в том виде, в каком оно было принято судом.

В своей частной жалобе администрация Губкинского городского округа ссылается на принятие мер к исполнению решения суда от 27.02.2013 г., а именно: на неоднократность размещения заказов на приобретение жилого помещения для предоставления С.

Данные обстоятельства нашли свое подтверждение при апелляционном рассмотрении дела.

В материалах дела также имеется постановление администрации Губкинского городского округа от 13.10.2014 г. № 2278-па «Об утверждении решения комиссии по жилищным вопросам при администрации Губкинского городского округа» , которым С., лицу из числа детей-сирот, предоставлена двухкомнатная квартира № **** в доме №**** по ул. **** в с. **** Губкинского района, общей площадью 36,2 кв.м., жилой площадью 23,2 кв.м., на состав семьи из 3 человек по договору социального найма.

Таким образом, на данный момент решение суда от 27.02.2013 г. реально исполнено предусмотренным в нем способом, выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела (п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), в связи с чем не имеется оснований для удовлетворения заявления об изменении порядка и способа исполнения данного решения суда.

К уважительным причинам пропуска процессуального срока на подачу апелляционной жалобы , в частности, могут быть отнесены такие обстоятельства, как несоблюдение судом установленного статьей 199 ГПК РФ срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного статьей 214 ГПК РФ срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированных апелляционных жалобы, представления в установленный для этого срок

Вступившим в законную силу решением Свердловского районного суда г. Белгорода по делу по иску Н. к ООО «Аланта Авто» о компенсации морального вреда, к ООО «Страховая группа «Компаньон» о взыскании страховой выплаты, штрафа, компенсации морального вреда на ООО «Страховая группа «Компаньон» возложена обязанность по выплате Н. расходов на восстановление автомобиля в размере 47 832, 49 руб., компенсации морального вреда в размере 2 000 руб. и по выплате в доход бюджета муниципального образования городской округ «Город Белгород» государственной пошлины в размере 1 634, 97 руб.

В удовлетворении исковых требований Н. к ООО «Аланта Авто» о взыскании компенсации морального вреда отказано.

Определением Свердловского районного суда г.Белгорода от 09.07.2014 удовлетворено заявление ООО «Аланта Авто» о взыскании с Н. судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб. .

25.07.2014 Н. подал частную жалобу на указанное определение, которая определением суда от 30.07.2014, в связи с истечением срока обжалования, возвращена последнему.

Н. просит о восстановлении пропущенного срока обжалования, указывая, что в судебном заседании 9.07.2014 он не присутствовал, определение получено им только 24.07.2014 и на следующий день им подана частная жалоба .

Определением суда от 15.10.2014 Н. отказано в восстановлении срока подачи частной жалобы на определение от 9.07.2014 .

Определение отменено в апелляционном порядке.

В соответствии с частью 3 статьи 107 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации течение процессуального срока, исчисляется годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало.

В силу части 1 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Отказывая Н. в восстановлении процессуального срока на обжалование определения суда от 09.07.2014, суд исходил из отсутствия оснований для его восстановления, поскольку Н. было известно о рассмотрении заявления о взыскании судебных расходов, его представитель присутствовал в судебном заседании.

С такими выводами районного суда судебная коллегия не согласилась.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, могут быть отнесены такие обстоятельства, как несоблюдение судом установленного статьей 199 ГПК РФ срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного статьей 214 ГПК РФ срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированных апелляционных жалобы, представления в установленный для этого срок.

Как следует из материалов дела, Н. в судебном заседании 9.07.2014 не присутствовал, в нарушение статей 214, 227 ГПК РФ, копия определения суда Н. не направлена.

Учитывая, что судом первой инстанции не был соблюден установленный процессуальным законом срок высылки копии определения суда, судебная коллегия пришла к выводу, что процессуальный срок Н. пропущен по уважительной причине и подлежит восстановлению.

Лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок может быть восстановлен только при наличии причин, признанным судом уважительными

07 ноября 2014 года решением Октябрьского районного суда в иске К. к Л., администрации г. Белгорода, ГСК «Петрович -72», федеральному агентству Управления госимуществом по Белгородской области об установлении факта принятия о признании недействительными справки, свидетельства о государственной регистрации права, договора, установлении факта принятия наследства и признания права собственности на гараж отказано.

Решение суда изготовлено в окончательной форме 14 ноября 2014 года.

21 января 2015 года К. обратился в суд с апелляционной жалобой и ходатайством о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы.

Определением суда срок восстановлен.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Согласно ч.2 ст.321 ГПК РФ апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом.

В соответствии с ч.1 ст.112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

В соответствии с п.8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" для лиц, участвующих в деле, к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, могут быть отнесены: обстоятельства, связанные с личностью лица, подающего апелляционную жалобу (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.); получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированных апелляционных жалобы, представления; неразъяснение судом первой инстанции в нарушение требований ст.193 и ч.5

ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации порядка и срока обжалования решения суда; несоблюдение судом установленного ст. 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированных апелляционных жалобы, представления в установленный для этого срок.

В соответствии со ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судом установлено, что о времени и месте судебных заседаний К. был извещен. Его интересы с правом обжалования судебного постановления представляла по доверенности Е., которая участвовала в судебном заседании 07 ноября 2014 года. Судом, при вынесения резолютивной части решения, участникам процесса разъяснялись содержание, срок и порядок обжалования судебного постановления. Полный текст решения был изготовлен 14 ноября 2014 года, 19 ноября 2014 года копия решения была направлена К. и возвращена в суд как не востребованная адресатом.

К. обратился с апелляционной жалобой 12 января 2015 года, то есть по истечении предусмотренного законом срока. Судом жалоба возвращена в связи с отсутствием ходатайства о восстановлении срока на ее подачу.

Между тем, обращение истца с апелляционной жалобой на решение суда от 07 ноября 2014 года последовало лишь 21 января 2015 года вместе с ходатайством о восстановлении срока на ее подачу, тогда как представитель истца получил решение суда 10 декабря 2014 года.

Таким образом, апелляционная жалоба была подана по истечении месяца со дня, когда ему достоверно стало известно о вынесенном судом решении.

Согласно ч. 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющими принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Вопреки требованиям ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, К. не представил суду доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска им срока на апелляционное обжалование решения суда, в связи с чем судебная коллегия не может согласиться с выводами суда, что направление в адрес К. копии решения суда и возвращение ее в суд как не востребованную адресатом, является уважительной причиной пропуска процессуального срока на обжалование.

Таким образом, причинами допущенных ошибок, повлекших отмену судебных постановлений, являются недостаточно внимательное отношение судей районных (городских) судов к нормам закона и подзаконных актов, положениям Конституционного Суда Российской Федерации, разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, рекомендациям Белгородского областного суда, неправильное определение юридически значимых обстоятельств по делу, процессуальные нарушения.

Судебная коллегия по гражданским делам

Белгородского областного суда


опубликовано 19.05.2015 14:46 (МСК)


ПОРЯДОК ПРИЕМА ГРАЖДАН


Режим работы суда

понедельник
8.30 - 17.30
вторник
8.30 - 17.30
среда
8.30 - 17.30
четверг
8.30 - 17.30
пятница
8.30 - 16.15

перерыв
13.00 -13.45
Суббота, воскресенье - выходные дни

Прием граждан ведется в Приемной суда в течение рабочего времени