Arms
 
развернуть
 
308000, г. Белгород, Гражданский просп., д. 49
Тел.: (4722) 33-32-17, 32-67-85, 27-44-96
oblsud.blg@sudrf.ru
308000, г. Белгород, Гражданский просп., д. 49Тел.: (4722) 33-32-17, 32-67-85, 27-44-96oblsud.blg@sudrf.ru


ПОРЯДОК ПРИЕМА ГРАЖДАН


Режим работы суда

понедельник
8.30 - 17.30
вторник
8.30 - 17.30
среда
8.30 - 17.30
четверг
8.30 - 17.30
пятница
8.30 - 16.15

перерыв
13.00 -13.45
Суббота, воскресенье - выходные дни

Прием граждан ведется в Приемной суда в течение рабочего времени

 

 

ДОКУМЕНТЫ СУДА
2015/ Обзор практики судебной коллегии по уголовным делам за 1 полугодие 2015 года

Утвержден

постановлением Президиума

Белгородского областного суда

от «24» сентября 2015 г.

Обзор судебной практики

судебной коллегии по уголовным делам Белгородского областного суда

за первое полугодие 2015 года

1. Нарушения уголовно-процессуального закона

В силу требований ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таковым приговор признается, если он отвечает требованиям уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговором Ивнянского районного суда Белгородской области от 20 ноября 2013 года В осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ (преступления в отношении сотрудников полиции Ш и С), с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ лишению свободы на 2 года 2 месяца.

В части обвинения в угрозе применения насилия в отношении сотрудника полиции Л и нанесении ему публичного оскорбления, В по ч.1 ст. 318 и ст. 319 УК РФ оправдан по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Апелляционным постановлением Белгородского областного от 29 января 2014 года приговор изменен, в части оправдания В по ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ отменен и дело направлено на новое рассмотрение.

Президиум областного суда указанные судебные решения отменил, указав следующее.

Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» в случаях, когда подсудимому вменено совершение преступления, состоящего из нескольких эпизодов продолжаемой преступной деятельности и подпадающего под действие одной статьи уголовного закона, и обвинение в совершении некоторых из них не подтвердилось, то, если это не влечет изменения квалификации содеянного, суду достаточно в описательно-мотивировочной части приговора с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения в этой части необоснованным.

Как следует из обвинительного заключения В органом предварительного следствия обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ, а именно в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья и в угрозе применения такого насилия в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей и в публичном оскорблении представителей власти при исполнении ими своих должностных обязанностей в связи с их исполнением, совершенных 30 июля 2013 года в отношении трех сотрудников полиции.

Признав доказанным совершение В преступлений в отношении Ш и С суд первой инстанции вынес решение о признании его виновным по ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ. В части угрозы применения насилия и публичном оскорблении представителя власти Л суд признал обвинение недоказанным и вынес решение об оправдании В.

Таким образом, суд фактически принял решение не по двум эпизодам продолжаемой преступной деятельности осужденного, а по четырем, то есть вышел за рамки предъявленного обвинения, изменив юридическую оценку содеянного путем включения дополнительной квалификации преступлений, не вменяемой В, и предусматривающую более строгое наказание, чем нарушил требования ст. 252 УПК РФ и его право на защиту.

Апелляционная инстанция, признав, что при оправдании В судом допущены нарушения требований уголовно-процессуального закона и неправильно применен уголовный закон, которые не могли быть устранены при апелляционном рассмотрении, приняла решение об отмене приговора не в полном объеме, а лишь в части оправдания, тем самым также нарушила требования уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 389.17 УПК РФ основаниями отмены судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Приговором Белгородского районного суда Белгородской области от 26 января 2015 года М осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ. Приговор постановлен в особом порядке.

Суд апелляционной инстанции приговор отменил, указав следующее.

По смыслу ст. 316 УПК РФ судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства может быть проведено при получении судом согласия потерпевшего. Получение такого согласия следователем от потерпевшего, при ознакомлении с материалами дела, законом не предусмотрено.

Согласно материалам дела данное требование уголовно-процессуального судом нарушено.

Из справки о лицах, подлежащих вызову в суд следует, что потерпевшим по делу является А, интересы которого представляет его мать. Потерпевшие зарегистрированы по одному адресу, а фактически проживают по другому, о чем имелась информация в уголовном деле. После ознакомления с уголовным делом потерпевшие ходатайствовали об их извещении о месте, дне и времени судебного заседания по телефону, который указали в ходатайстве, путем направления им СМС-сообщения.

Не смотря на это, постановление о назначении судебного заседания потерпевшим было направлено почтовым отправлением по адресу, в котором они не проживают.

В связи с неявкой потерпевших в судебное заседание, стороны пришли к выводу о невозможности его проведения. Заседание было отложено, но в деле отсутствуют данные о принятии судом мер к вызову потерпевших в заседание к указанному времени. В последствии потерпевшим, по месту жительства было направлено извещение о необходимости явится в суд, которое получено не было.

В деле отсутствуют данные о принятии судом мер по извещению потерпевших путем направления им СМС-сообщений, о чем они ходатайствовали по окончании предварительного следствия.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что суд не выполнил требование закона, не известил потерпевших по делу надлежащим образом, чем нарушил их право на участие в уголовном преследовании и необоснованно постановил в их отсутствие приговор в особом порядке.

2. Несоответствие выводов суда, изложенным в решении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом

В силу ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены судебного решения являются несоответствие выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Приговором Шебекинского районного суда Белгородской области от 28 января 2015 года Х осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции приговор отменил по следующим основаниям.

Органами предварительного следствия Х обвинялся в том, что примерно в первых числах сентября 2013 года, в лесополосе нашел военный патрон калибра 5,45 мм, являющийся боеприпасом к автоматам и пулеметам Калашникова и три винтовочных патрона калибра 5,6 мм, являющихся боеприпасами к нарезному охотничьему и спортивно-охотничьему оружию.

Несмотря на это, суд в приговоре сделал вывод и указал, что боеприпасы Х незаконно приобрел у неустановленных лиц в период с 2005 - 2006 годов.

По мнению суда апелляционной инстанции, немотивированное изменение обвинения в приговоре о дате и времени приобретения боеприпасов, не установление события преступления в части приобретения боеприпасов и приведение в приговоре противоречивых доказательств, не получивших оценки суда, имеют существенное значение для выводов о виновности или невиновности Х в предъявленном ему обвинении, влияют на сроки давности привлечения виновного к уголовной ответственности и нарушают его право на защиту.

Данные обстоятельства в соответствии с п. п. 1, 2 ст. 389.15 УПК РФ послужили основаниями к отмене приговора.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвиняемому обвинению.

Приговором Белгородского районного суда Белгородской области от 06 июня 2014 года Г осужден по п. «а» ч. 2 ст. 229.1 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвиняемому обвинению.

Согласно материалам дела органом предварительного следствия Г предъявлено обвинение в совершении контрабанды наркотических средств, то есть незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору.

Однако суд признал Г виновным в совершении контрабанды наркотических средств в значительном размере, в чем он не был обвинен. Кроме этого признак - «значительный размер» - не предусмотрен диспозицией п. «а» ч. 2 ст. 229.1 УК РФ, по которой Г признан виновным и не соответствует размеру наркотического средства (маковая солома), определенном постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 N 1002, в ред. постановления Правительства РФ от 23.11.2012 N 1215, где значительным размером данного наркотического средства признается его масса от 20 грамм.

С учетом изложенного, судом апелляционной инстанции из приговора было исключено указание о совершении Г контрабанды наркотических средств в значительном размере.

3. Неправильное применение уголовного закона

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговором Губкинского городского суда Белгородской области от 01 апреля 2014 года С и П помимо прочего отсужены по п «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

Под жилищем понимается жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания.

Из материалов дела следует, что кража С и П фактически была совершена из помещения веранды, которая является хозяйственной постройкой, отдельным строением и к жилому дому не примыкает.

В связи с изложенным президиумом действия виновных по данному эпизоду переквалифицировал на п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ - как кража, совершенна группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Если виновный намеревался сразу же после приобретения наркотического вещества сбыть его и частично сбыл, а оставшуюся часть не смог реализовать по независящим от него обстоятельствам, то есть свой умысел до конца так и не реализовал, то его действия подлежат квалификации как один эпизод преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 30 УК РФ - ч. 1 ст. 228.1 УК РФ.

Приговором Старооскольского городского суда Белгородской области от 18 марта 2015 года М осужден по ч. 3 ст. 30 УК РФ - ч. 1 ст. 222.1 УК РФ, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и ч. 1 ст. 30 УК РФ - п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции приговор изменил по следующим основаниям.

Как установлено материалами дела, преступный умысел на сбыт наркотических средств М не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам, так как приготовленная к сбыту смесь, содержащаяся наркотическое средство и психотропное вещество, была изъята из незаконного оборота сотрудниками полиции в ходе обыска.

При этом судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, но действия М квалифицированы неверно.

Поскольку М имел намерение сразу же после приобретения наркотического вещества в смеси с психотропным веществом сбыть их и частично сбыл, а оставшуюся часть не смог реализовать по независящим от него обстоятельствам, то есть свой умысел до конца он так и не реализовал, то его действия подлежали квалификации как один эпизод преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 30 УК РФ - ч. 1 ст. 228.1 УК РФ.

Данная судом дополнительная квалификация являлась излишней, в связи с чем была исключена из приговора суда.

Продолжаемое преступление, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых одним способом, с использованием одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление не образует совокупности преступлений.

Приговором Октябрьского районного суда города Белгорода от 09 января 2013 года Г осужден в том числе по ч. 2 ст. 272 УК РФ (34 эпизода) за неправомерные доступы к охраняемой законом компьютерной информации, повлекшие блокирование, модификацию и копирование компьютерной информации, совершенные из корыстной заинтересованности.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

По смыслу уголовного закона совокупности преступлений не образует продолжаемое преступление, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых одним способом, с использованием одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Из материалов дела видно, что Г последовательно, в период совершенных преступлений, формировал и направлял на специальный счет карты, посредством услуг СМС сообщения специального формата для перевода денежных средств, представленные в форме электрических сигналов, тем самым из корыстной заинтересованности незаконно осуществлял списание со счета банковской карты потерпевшего в свою пользу денежных средств на различные суммы и осуществлял неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации.

Таким образом, совершенное осужденным деяние является продолжаемым преступлением, которое состоит из тождественных преступных действий, совершенных одним и тем же способом, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление, поэтому суд ошибочно квалифицировал каждый тождественный эпизод обвинения по ч. 2 ст. 272 УК РФ как совокупность преступлений, частично сложив назначенное наказание по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ.

В связи с изложенным президиум областного суда квалифицировал действия Г по ч. 2 ст. 272 УК РФ как за единое продолжаемое преступление.

При признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления небольшой тяжести.

Приговором Ракитянского районного суда Белгородской области от 21 ноября 2014 года К осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет, на основании ч. 1 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 марта 2014 года и окончательно назначено лишение свободы на 8 лет 2 месяца в ИК строгого режима.

Суд апелляционной инстанции приговор изменил, указав на необоснованное признание судом наличия в действиях К рецидива преступлений.

Установлено, что К приговором от 13 марта 2014 года осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ, относящейся к категории преступлений небольшой тяжести. Тогда как в соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления указанной категории.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции исключил из приговора указание на признание в действиях К рецидива преступлений, на наличие у него отягчающего наказание обстоятельства, а также снизил назначенный ему срок наказания.

Приговор суда изменен ввиду неправильного применения уголовного закона.

Приговором Ивнянского районного суда Белгородской области от 25 ноября 2014 года Д осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на 3 года 6 месяцев в ИК особого режима.

Суд апелляционной инстанции приговор изменил, указав следующее.

На момент совершения Д инкриминируемого преступления судимости, указанные районным судом, по приговорам от 6 ноября 2002 года, 5 июня 2003 года в соответствии со ст. 86 УК РФ были погашены и учитываться не могли.

Поскольку совершение осужденным тяжкого преступления при наличии судимости за тяжкое преступление к реальному лишению свободы образует опасный рецидив, то в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ наказание ему надлежало отбывать в ИК строгого режима.

Учитывая изложенное, указание на судимости Д по приговорам от 6 ноября 2002 года, 5 июня 2003 года было из приговора исключено, как и указание на наличие в действиях виновного особо опасного рецидива преступлений, назначенное ему наказание снижено до 3 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК строгого режима.

В соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ.

Приговором Волоконовского районного суда Белгородской области от 11 февраля 2015 года Ф осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на 1 год 2 месяца с отбыванием в ИК строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор изменила, по следующим основаниям.

В установочной части приговора суд первой инстанции указал, что Ф не имеет определенного места жительства, что исключает возможность назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Таким образом, назначив ограничение свободы лицу, не имеющему места жительства и регистрации, суд нарушил требования ч. 6 ст. 53 УК РФ.

Кроме того, назначая осужденному дополнительное наказание по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, суд указал только срок ограничения свободы, но не назначил те ограничения, которые возлагаются на осужденного, что противоречит положениям ст. 53 УК РФ.

Лица, подпадающие под перечень требований, указанных в Постановлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ» подлежат освобождению от назначенного судом наказания.

Приговором Губкинского городского суда Белгородской области от 5 февраля 2015 года О осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 (8 преступлений), п. «б, в» ч. 2 ст. 158 (3 преступления), п. «а, б» ч. 2 ст. 158, п. «а, б, в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 116 (2 преступления), ч. 1 ст. 119 УК РФ, с применением ч. 2 ст.69, ст. 70 УК РФ, ч. 1 ст. 71 УК РФ УК РФ к лишению свободы на 2 года в ИК общего режима.

Постановлением Белгородского областного суда приговор изменен по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, О совершил ряд краж с октября 2012 года по октябрь 2013 года, то есть до вступления в силу Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ».

На основании ч. 2 п. 7 этого Постановления суд апелляционной инстанции освободил осужденного от назначенного ему наказания за указанные преступления.

Приговор суда изменен ввиду неправильно назначенного осужденному с учетом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказания.

Приговором Октябрьского районного суда города Белгорода от 23 января 2015 года Г осужден в том числе по ч. 2 ст. 325 УК РФ к исправительным работам на 9 месяцев с удержанием 15 % заработка в доход государства.

Как указал суд апелляционной инстанции, в соответствии с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание в виде исправительных работ за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 325 УК РФ может быть назначено в размере не более 8 месяцев.

Однако Г за указанное преступление было назначено наказание в большем размере.

Неправильное применение закона послужило основанием для изменения приговора суда.

Приговором Октябрьского районною суда города Белгорода от 11 сентября 2014 года К осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (2 эпизода), ч. 3 ст. 30 УК РФ - ч. 1 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на 1 год.

Президиум областного суда приговор изменил, назначенное осужденному наказание смягчил до 11 месяцев лишения свободы, по следующим основаниям.

Согласно ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельством смягчающим наказание признается явка с повинной.

Из материалов дела следует, что осужденным была написана явка с повинной, в которой он признался в желании похитить из магазина спортивную куртку.

Данная явка с повинной от 25 февраля 2014 года была указана в обвинительном заключении в качестве доказательства и исследовалась судом в судебном заседании.

В приговоре суд указал, что признает смягчающими наказание обстоятельствами явки с повинной по преступлениям от 16 января 2014 года и 16 марта 2014 года, при этом не привел каких-либо убедительных суждений, по которым явка с повинной от 25 февраля 2014 года не признается судом смягчающим наказание обстоятельством.

Кроме того, назначая К наказание по ч. 3 ст. 30 УК РФ - ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде 6 месяцев лишения свободы суд первой инстанции допустил нарушения положений ч. 3 ст. 66 УК РФ ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 3 ст. 68 УК РФ в соответствии с которыми, назначенное осужденному наказание не должно было превышать 4 месяцев лишения свободы.

4. Несправедливость приговора.

Приговор суда изменен ввиду его несправедливости вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Приговором Октябрьского районного суда города Белгорода от 26 декабря 2014 года Б признан виновным в нарушении при управлении автомобилем правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть Бонарь Т.В. и осужден к лишению свободы на 1 год 6 месяцев в колонии-поселении с лишением права управления транспортными средствами на 3 года.

Суд апелляционной инстанции посчитал необходимым изменить приговор, поскольку, в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Эти требования уголовного закона не были соблюдены при определении размера наказания.

Судом не в полной мере дана оценка грубым нарушениям виновным пх о несправедливости приговора заседания на " проведении проверки в установленном законом порядке.

равил дорожного движения, его действиям в конкретной дорожной ситуации, а также всем данным о его личности.

Апелляционный суд сделал вывод о несправедливости приговора вследствие его чрезмерной мягкости и пришел к выводу о необходимости усиления наказания Б по ч. 3 ст. 264 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

5. Обжалование действий (бездействий) и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство в порядке ст. 125 УПК РФ.

При отсутствии предмета обжалования, суд должен прекратить производство по жалобе, а не принимать решение по существу.

Постановлением Алексеевского районного суда Белгородской области от 19 марта 2015 года, жалоба заявителя Е, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

Принимая решение об отказе в удовлетворении жалобы, суд исходил из того, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, законность которого Е оспаривала в суде, было отменено заместителем Алексеевского межрайонного прокурора постановлением от 17.03.2015 года.

Пленум Верховного Суда РФ № 1 от 10.02.2009 года, разъяснил, что закон допускает обращение лица с жалобами на основании ст. 125 УПК РФ в суд, а также одновременно на основании ст. 124 УПК РФ - прокурору или руководителю следственного органа.

Судом первой инстанции, исходя из исследованной копии постановления было установлено, что до рассмотрения жалобы Е правомочным лицом в соответствии с законом принято решение об отмене постановления, которое было обжаловано в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

В этом случае права Е были восстановлены во внесудебном порядке и в судебном заседании отсутствовал предмет обжалования.

Вместе с тем, решение об отказе в удовлетворении жалобы Е противоречит закону, поскольку при условиях отсутствия предмета обжалования, суд первой инстанции должен был прекратить производство по жалобе, а не принимать решение по - существу.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции признал постановление суда незаконным, в связи с чем его отменил, производство по жалобе прекратил.

Постановление суда отменено ввиду неправильного толкования уголовно-процессуального закона.

Постановлением Грайворонского районного суда Белгородской области от 26 декабря 2014 года отказано в принятии жалобы И к производству за отсутствием предмета обжалования.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил.

Из дела видно, что И обратился к прокурору с заявлением о преступлении. Его заявление прокурор направил по подведомственности в следственный комитет, уведомив заявителя о том, что он получит ответ от сотрудников следственного органа. Не получив ответа, И обжаловал в суде бездействие следователей.

Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в приеме жалобы, мотивировал свои выводы тем, что в жалобе И отсутствует предмет обжалования.

Однако вопреки ошибочному мнению суда, заявитель не жаловался на ответ прокурора и не должен был повторно обращаться в следственные органы по поводу проведения проверки по его заявлению.

И один раз обратился с заявлением о преступлении в прокуратуру Грайворонского района и был извещен о том, что его заявление для проведения проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ направлено в Борисовский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Белгородской области, из чего следует, что заявитель реализовал свое законное право и не должен во второй раз, обращаться в правоохранительные органы.

Таким образом постановление признано незаконным, поскольку суд первой инстанции неправильно истолковал уголовно-процессуальный закон и ошибочно не разрешил обращение гражданина по существу, воспрепятствовав его доступу к правосудию.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем.

Постановлением Свердловского районного суда горда Белгорода от 02 сентября 2014 года в удовлетворении жалобы ООО «По закону», поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконными бездействия руководителя СО – начальника отдела № 5 СУ УМВД России по городу Белгороду отказано.

Постановлением президиума областного суда постановление отменено, производство по делу прекращено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ бездействие следователя, руководителя следственного органа, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд.

Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем.

По данному делу эти требования закона были нарушены.

Как видно из материалов дела в суд с жалобой обратился представитель ООО «По закону» М. После вынесения судом постановления от 2 сентября 2014 года, не согласившись с ним, представитель ООО подала апелляционную жалобу с пропуском срока обжалования постановления и с ходатайством о восстановлении этого срока.

При рассмотрении ходатайства о восстановлении срока на апелляционное обжалование постановления, суд установил, что М с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ от имени ООО «По закону» в суд не обращалась, подписи в жалобах ей не принадлежат, в связи с чем прекратил производство по апелляционному обжалованию.

На основании изложенного, президиум признал постановление суда незаконным, в связи с чем, его отменил, производство по делу прекратил.

6. Вопросовы связанные с исполнением приговора.

Правильное применение уголовного закона – это обязанность суда, который должен учесть все редакции закона на момент рассмотрения материала в порядке исполнения приговора.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода от 19 мая 2015 года осужденному Ч отказано в приведении приговора суда в соответствие с действующим законодательством.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

Рассматривая ходатайство осужденного, суд высказал суждение об изменении ему по приговору суда категории преступления, ввиду внесенных в ст. 15 УК РФ Федеральным законом № 420–ФЗ от 7 декабря 2011 года изменений, при этом оставил без ответа его довод о приведении приговора в соответствии с Федеральным законом № 141 –ФЗ от 26 июня 2009 года, которым были внесены изменения в ч. 1 ст. 62 УК РФ согласно которой при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

У Ч по приговору от 11 сентября 2009 года имелись смягчающие обстоятельства, предусмотренные п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствовали отягчающие обстоятельства.

Таким образом изменения, внесенные в ст. 62 УК РФ вышеупомянутым Федеральным законом, улучшающие положение осужденного, суд оставил без внимания.

Необоснованный отказ в приведении приговора в соответствие с действующим законодательством явился основанием для отмены вынесенного по делу судебного решения.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода от 5 марта 2015 года осужденному К отказано в приведении приговора суда в соответствие с действующим законодательством.

Апелляционная инстанция постановление отменила по следующим основаниям.

Как следует из приговора от 14 июля 2011 года К осужден за незаконное производство и приготовление к незаконному сбыту психотропных веществ группой лиц по предварительному сговору в особо крупных размерах, незаконные сбыты психотропных веществ группой лиц по предварительному сговору, в том числе в особо крупном размере.

Отказывая осужденному в приведении указанного приговора в соответствие с Федеральным законом от 1 марта 2012 года № 18-ФЗ, суд сослался на то, что изменения в законе не касаются порядка определения размеров наркотических и психотропных веществ в сухом виде.

В то время когда из материалов дела видно, что в ходе следствия для исследования предоставлялось психотропное вещество амфетамин в порошкообразном виде и наркотическое средство марихуана в виде частей растения конопли.

Данный вывод суда признан несоответствующим материалам дела.

Согласно примечанию к списку I наркотических средств и психотропных веществ, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года №1002, куда включен, в частности, амфетамин, для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно средство или вещество из перечисленных в списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при определенной температуре.

В ранее действующем до 01 января 2013 года постановлении Правительства от 07 февраля 2006 года № 76-ФЗ, на основании которого был определен размер амфетамина, такого требования в отношении всех жидких форм наркотических средств не предъявлялось.

Как следует из заключения эксперта №188/х от 16 февраля 2011 года, положенного в основу приговора суда, представленная на экспертизу жидкость объемом 270 мл. в полимерной бутылке является психотропным веществом - амфетамином, массой 187,2 грамм.

Таким образом, вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Постановление отменено ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода от 31 марта 2015 года Ф отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с Федеральным законом № 141-ФЗ от 29 июня 2009 года.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

Федеральным законом № 141-ФЗ от 29 июня 2009 года были внесены изменения в ч. 1 ст. 62 УК РФ, согласно которым при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В прежней редакции назначаемое в таких случаях наказание не должно было превышать трех четвертей максимального срока наказания.

Отказывая в удовлетворении ходатайства Ф суд указал, что не установил в его действиях смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» или «к» ст. 61 УК РФ, что является препятствием для применения ст. 62 УК РФ в новой редакции.

Между тем, приговором суда обстоятельствами, смягчающими наказание Ф. были признаны: полное признание подсудимым своей вины, раскаяние в содеянном, а также добровольное возмещение потерпевшему причиненного ущерба, которое законодателем отнесено к смягчающему обстоятельству, предусмотренному п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Отягчающих наказание обстоятельств по делу установлено не было.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к необоснованному выводу об отсутствии оснований для приведения приговора суда в отношении Ф в соответствие с Федеральным законом № 141-ФЗ от 29 июня 2009 года.

Постановление суда отменено ввиду ненадлежащего извещения сторон по делу.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода от 10 декабря 2014 года Д отказано в удовлетворении ходатайства об изменении вида исправительного учреждения – о переводе с ИК строгого режима в колонию-поселение.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ, указанные в ч. 1 ст. 399 УПК РФ лица, учреждения и органы должны быть извещены о дате, месте, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Принимая во внимание, что соблюдение судом императивно установленных законодателем сроков, связанных с процедурой информирования сторон о месте, дате и времени судебного заседания и началом проведения самого судебного разбирательства, объективно обеспечивает в рамках уголовного судопроизводства реализацию участниками процесса их законных прав и интересов, невыполнение судом первой инстанции данного законодательного предписания, безусловно, во всяком случае, лишает участников процесса предоставленных им процессуальных гарантий и правомочий и является фундаментальным нарушением требований закона, повлиявшим на исход дела.

Согласно постановлению от 28 ноября 2014 года судебное заседание по ходатайству осужденного Д назначено на 10 декабря 2014 года, и материалы дела не содержат данных, свидетельствующих о надлежащем выполнении предусмотренных законом сроков об извещении названных в ч. 1 ст. 399 УПК РФ лиц.

Лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбытие наказания назначается в колонии-поселении.

Постановлением Губкинского городского суда Белгородской области от 24 ноября 2014 года, С осужденному по ч. 1 ст. 232 УК РФ к исправительным работам на 1 год 6 месяцев с удержанием 15% заработка в доход государства, заменено наказание на 6 месяцев лишения свободы в ИК общего режима.

Апелляционная инстанция постановление изменила.

Статьей 50 ч. 1 п. «а» УК РФ предусмотрено, что лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбытие наказания назначается в колонии-поселении.

С судим за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 232 УК РФ, которое в соответствии со ст. 15 УК РФ отнесено к категории средней тяжести.

Прежние судимости, за исключением от 19 июня 2013 года по ч. 1ст. 112 УК РФ к лишению свободы на 8 месяцев в соответствии со ст. 86 УК РФ погашены.

Статьей 18 УК РФ данная судимость не образует рецидива преступлений, поскольку отнесена к категории небольшой тяжести.

С учетом изложенного и на основании п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ С назначенное ему наказание в виде 6 месяцев лишения свободы должен отбывать в колонии-поселении.

Несоответствие выводов суда, фактическим обстоятельствам дела явилось основанием к отмене постановления суда.

Постановлением Валуйского районного суда Белгородской области от 04 декабря 2014 года отказано в удовлетворении ходатайства Д об изменении вида исправительного учреждения.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 78 УИК РФ в зависимости от поведения и отношения к труду осужденным к лишению свободы может быть изменен вид исправительного учреждения.

Согласно п. «г» ч. 2 ст. 78 УИК РФ положительно характеризующиеся осужденные за совершение особо тяжких преступлений могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания из исправительных колоний строгого режима в колонию-поселение по отбытии не менее двух третей срока наказания.

Из исследованных в суде материалов следует, что Д характеризуется положительно; по прибытии в исправительное учреждение трудоустроен уборщиком, к порученной работе относится добросовестно; оказывает помощь администрации в поддержании установленного порядка.; принимает участие в общественной жизни отряда; вину в совершенном преступлении признает и раскаивается в содеянном; иска не имеет; мероприятия воспитательного характера посещает регулярно, реагирует на них правильно; переведен в облегченные условия отбывания наказания, имеет 7 поощрений за добросовестное отношение к труду и хорошее поведение; взысканий не имеет.

Администрация исправительного учреждения признала целесообразным перевод Д в колонию-поселение. Такой же вывод содержится и в психологической характеристике. Согласно аттестационному листу, поведение осужденного соответствует установленным критериям оценки.

Каких-либо отрицательных данных в отношении Д судом выявлено не было, однако, не смотря на это, суд пришел к выводу, что при рассмотрении ходатайства осужденного и изучении его личного дела не установлено, что он характеризуется положительно, в связи, с чем его перевод в колонию-поселение не целесообразен.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что данное утверждение не соответствует действительности и опровергается исследованными материалами дела.

В связи с чем обжалованное постановление отменено, ходатайство Д удовлетворено.

Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении по основаниям, не указанным в законе.

Постановлением Старооскольского городского суда Белгородской области от 13 января 2015 года отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания С осужденного по ч. 4 ст. 264 УК РФ к лишению свободы на 5 лет в ИК общего режима.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

Обосновывая отказ в удовлетворении ходатайства, суд привел тяжесть преступных последствий совершенного С в состоянии алкогольного опьянения преступления, скрывшегося после дорожно-транспортного происшествия, не признававшего вину в содеянном и не предпринимавшего мер к возмещению ущерба, содержащегося в облегченных условиях.

Недостаточным учтено и отбытие осужденным менее трех лет лишения свободы из назначенных пяти.

Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания», суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении по основаниям, не указанным в законе, в том числе из-за наличия прежней судимости, мягкости назначенного наказания, непризнания осужденным вины, кратковременности его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

Ссылки в постановлении на незначительность срока, проведенного в местах лишения свободы, при условии отбытия требуемой по закону его части, неприемлемы с позиции права и толкования института условно-досрочного освобождения, не соотносятся с положениями п. «а» ч. 3 ст. 79 УК РФ о возникновении у осужденного возможности просить освобождения после фактического отбытия не менее трети наказания.

Что касается обстоятельств совершенного преступления и его последствий, то эти факторы учитывались судом при постановлении приговора и не могли выступать решающим аргументом при оценке степени исправления осужденного, его нуждаемости в дальнейшем отбывании наказания.

Обязательным условием рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания, является наличие ходатайства об этом.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода от 09 декабря 2014 года, оставлено без удовлетворения ходатайство об условно-досрочном освобождении З осужденного по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 158 УК РФ (2 эпизода), с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на 3 года.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

Согласно ч. 4 ст. 397 УПК РФ суд рассматривает вопросы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в соответствии со ст. 79 УК РФ.

В силу требований ст. 399 УПК РФ вопрос, связанный с возможностью условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания, рассматривается судом по ходатайству осужденного.

Таким образом, закон прямо указывает на то, что обязательным условием рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания, является наличие ходатайства об этом.

Из представленных материалов следует, что в них не содержится такого ходатайства.

Из текста содержащегося в материалах дела заявления З которое было принято судом к производству и рассмотрено как ходатайство об условно-досрочном освобождении, следует, что осужденный просил рассмотреть ранее поданное им ходатайство от 08 июня 2014 года.

Самого ходатайства об условно-досрочном освобождении, поданного осужденным З в материалах дела не содержится.

Таким образом, судом был разрешен вопрос о невозможности условно-досрочного освобождения осужденного при отсутствии его ходатайства об этом, что является недопустимым и свидетельствует о незаконности принятого судом решения.

Постановление суда отменено ввиду ненадлежащего извещения сторон по делу.

Постановлением судьи Свердловского районного суда города Белгорода от 5 февраля 2015 года С осужденному по п. «а,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, ч. 1 ст. 175 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на 18 лет, отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, указав следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ, указанные в ч. 1 ст. 399 УПК РФ лица, учреждения и органы должны быть извещены о дате, месте, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Эти требования закона судом первой инстанции нарушены.

Из материалов дела следует, что постановлением от 16.01.2015 года судебное заседание по ходатайству осужденного С назначено на 05.02.2015 года.

Согласно расписке, указанное выше постановление о назначении судебного заседания получено осужденным С 26.01.2015 года, что свидетельствует о нарушении срока извещения, указанного в ч. 2 ст. 399 УПК РФ.

Кроме того, данных свидетельствующих о надлежащем извещении исправительного учреждения и потерпевшей в материалах дела не имеется.

При условии, что в судебном заседании не участвовали потерпевшая и представитель администрации исправительного учреждения, суд не выяснил надлежащим ли образом они извещены о времени и месте судебного заседания, суд апелляционной инстанции сделал вывод, что судом не были соблюдены требования о надлежащем выполнении предусмотренных законом сроков и извещении названных в ч. 1 ст. 399 УПК РФ лиц.

7. Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении ходатайств об избрании и продлении меры пресечения.

Признание отягчающего наказание обстоятельства является прерогативой суда, рассматривающего уголовное дело по существу.

Постановлением Яковлевского районного суда Белгородской области от 15 апреля 2015 года в отношении В избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление изменила, указав следующее.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении В была избрана по основанию, что он может продолжить заниматься преступной деятельностью.

Однако суд апелляционной инстанции посчитал необоснованной ссылку суда на совершение В преступления при особо опасном рецидиве, так как установление данного обстоятельства прерогатива суда, рассматривающего уголовное дело по существу, и основывается на признании лица виновным в совершении инкриминируемого деяния с учетом исследованных данных о характере и категории предыдущей судимости.

С учетом изложенного судом апелляционной инстанции было исключено из описательно-мотивировочной части постановления указание на совершение В преступления при особо опасном рецидиве преступлений.

В качестве оснований для продления срока содержания под стражей должны учитываться лишь те обстоятельства, которые подтверждаются представленными в обоснование ходатайства материалами.

Постановлением Корочанского районного суда Белгородской области от 08 мая 2015 года С продлена мера пресечения в виде заключения под стражу на 4 месяца, а всего до 6 месяцев.

Суд апелляционной инстанции постановление изменил, указав следующее.

С избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу на том основании, что оставаясь на свободе, он может скрыться от органов следствия. При продлении меры пресечения данное основание не изменилось и не отпало.

Однако, судом первой инстанции в качестве основания для продления срока содержания под стражей также указана возможность обвиняемого продолжить заниматься преступной деятельностью. Подтверждений данному обстоятельству не представлено и при избрании меры пресечения данное обстоятельство не учитывалось.

С учетом изложенного судом апелляционной инстанции было исключено из постановления суда указание о возможности обвиняемого продолжить заниматься преступной деятельностью.

Судебная коллегия по уголовным делам

Белгородского областного суда

опубликовано 29.09.2015 11:56 (МСК)


ПОРЯДОК ПРИЕМА ГРАЖДАН


Режим работы суда

понедельник
8.30 - 17.30
вторник
8.30 - 17.30
среда
8.30 - 17.30
четверг
8.30 - 17.30
пятница
8.30 - 16.15

перерыв
13.00 -13.45
Суббота, воскресенье - выходные дни

Прием граждан ведется в Приемной суда в течение рабочего времени